Новости Запорожья. Новости политики, общество, криминал

В тюрьме умер “пологовский маньяк”. Что известно о серийном убийце?

665

Вчера, 7 ноября, появилась информация о смерти “пологовского маньяка” Сергея Ткача. Фигурант находился в тюрьме за расправу над 37 жертвами. В основном это были девушки от 9 до 17 лет. Их он насиловал, а потом убивал.

Причиной смерти Ткача указана сердечная недостаточность.

На счету трижды (!) приговоренного к пожизненному заключению 64-летнего преступника около сотни изнасилованных и убитых девочек и девушек.

Летом 2005 года в Пологах Запорожской области правоохранители задержали 53-летнего работника насосной станции каолинового комбината Сергея Ткача. Увидев милиционеров, мужчина воскликнул: «Наконец-то! Я ждал вас целых двадцать пять лет!» Вначале рабочего обвинили в изнасиловании и убийстве девятилетней Кати — он надругался над ребенком и утопил в местном озере. А спустя день… по-соседски явился на похороны девочки, где его и опознали Катины подружки. Преступник также указал колодец заброшенного дома, куда месяц назад сбросил тело задушенной им 12-летней Альбины (девочка считалась пропавшей без вести с середины июля). Каждый день на допросах Ткач выкладывал новые признания. Выяснилось, что только в Пологах, где он проживал последние три года, на его счету 16 девушек. До этого в течение более 20 лет он совершал аналогичные преступления в Днепропетровске, Павлограде, Крыму. Всего же серийный убийца написал 81(!) явку с повинной.

«Дядя Сережа, как же вы на этого маньяка похожи!»

— Еще 35 лет назад я предсказал, что когда-нибудь закончу жизнь в тюрьме или психиатрической больнице, — вздыхал арестованный. — Первое убийство совершил, когда от меня ушла жена с ребенком. Посадив их на самолет в Симферополе, я выпил спиртного. Много выпил, хоть и был за рулем. (Длинная пауза.) Это случилось на выезде из Симферополя, на трассе на Ялту, в Марьино. На скалистом плато возле автовокзала, где производились археологические раскопки.

— Вы там познакомились с девушкой?

— Нет, нет. Не знакомился. Просто изнасиловал, а потом убил. Переклинило… Я сам удивляюсь. Ведь дома, в моем селе, у меня были женщины. Несколько. Медицинские работники и общепитовские. Никакой необходимости в изнасиловании не было. Зачем? Так, последняя капля. В один момент я стал зверем, хуже зверя… Совершив преступление, я позвонил по 02. Дежурный рявкнул: «Отделение милиции!» Я попросил: «Представьтесь, пожалуйста». Так ведь положено! Хотел узнать его фамилию и звание. Но он нагло бросил трубку. Я все-таки перезвонил второй раз и сказал, что только что совершил убийство, труп находится там-то. (Улыбается.) Хотел проверить их оперативность. Но ждать приезда милиции не стал, уехал.

С тех пор маньяк стал регулярно выходить «на охоту». По обыкновению выпивал стакан водки с димедролом и шел искать добычу — возле школ, речек, на пустырях. В основном его жертвам было от 9 до 17 лет. Подстерегал, захватывал сзади локтем за шею, душил, удовлетворял свою похоть. В принципе он мог даже вступить в разговор с жертвой, предложить половую связь. Но чтобы отпустил кого-то, такого не было. Дождавшись окончания конвульсий несчастной, он «подчищал» место преступления — забирал бутылки из-под спиртного и пачки из-под сигарет. Иногда даже с помощью пучка травы удалял сперму с бездыханного тела. Пригодился опыт милицейской службы: в молодости Ткач работал инспектором уголовного розыска, а потом — экспертом-криминалистом. Впрочем, о службе в МВД он отзывался с отвращением: «Представьте: эксгумация трупа в 45-градусный мороз. Несколько часов на адском холоде. «Бесхозных» покойников сначала хоронили, а потом начиналось — то родственники нашлись, то причина смерти сомнительная… И так по 60—100 трупов в год!»

Ткач не вел счета убитым им девочкам. Признавался: иногда сразу после убийства мог даже всплакнуть над истерзанным телом. Обязательно прихватывал что-нибудь на память о жертве — помадки всякие, зонтики. Были и чемоданчики- «дипломаты», несколько курточек, брюк. Очень много носовых платочков. Но потом ехал домой, ложился спать и на следующий день об этом забывал. «Мой принцип такой: не беру тяжелого в руки, а дурного в голову. Совершил — забыл!»

— Я знал, что меня ищут. Смотрел по телевидению передачу «Человек и закон», читал газеты, — откровенничал преступник. — Как юрист знал, что за такие преступления получу расстрел. Только вот ловили плохо… После случая в Сосновке оперативники сделали похожий фоторобот. (Ткач, проезжая на велосипеде мимо огородов, приметил на дороге 12-летнюю велосипедистку. Он обогнал девочку, сбил ее кулаком с велосипеда. Но попытка изнасилования была неудачной: издалека все это видели работавшие на земле сельчане. Они подняли крик, и девочка убежала. Ткачу удалось скрыться с места происшествия. Однако с помощью свидетелей смогли составить портрет преступника. — Авт.) Фоторобот развесили повсюду. Дочка одной знакомой узнала меня и говорит: «Дядя Сережа, как же вы на этого маньяка похожи!» Ну я, конечно, посмеялся, сказал: «Ошибаешься!» Зачем травмировать ребенка? Да и на работе тоже говорили, что похож. Ну и что? Никто даже не заявил в милицию!

Тогда в Сосновку приехало около 700 сотрудников «органов». Девушки-милиционеры разгуливали по селу «подсадными утками». Оперативники вычисляли велосипедистов, на скрытую камеру фотографировали подозрительных. Я все это чувствовал. И, не скрываясь, ездил на велосипеде… Обошлось!

Когда оперативники пригрозили, что расправятся с родителями, сын испугался и написал явку с повинной

Между тем силовики, чтобы успокоить население и продемонстрировать результативность своей работы, задерживали по подозрению в убийствах мужчин разного возраста. Побоями и угрозами из них выбивали признательные показания, подтасовывали документы, фальсифицировали улики. Известно о 14 людях, осужденных за преступления, в которых впоследствии сознался Сергей Ткач. Еще в 1987 году первой «милицейской ошибкой» стал павлоградец Игорь Рыжков, приговоренный к десяти годам лишения свободы и отсидевший срок полностью. Днепропетровец Владимир Светличный (отец убитой девятилетней Ольги, обвиненный в надругательстве над дочерью) в 2000 году повесился в камере следственного изолятора.

За решеткой оказались и четверо жителей Пологов, где Ткач жил последнее время. Начиная с 2002 года городок дрожал от совершаемых с ужасающей регулярностью преступлений. После каждого убийства милиция с прокуратурой арестовывали подозреваемого, но спустя месяц-два где-нибудь в зарослях находили тело следующей жертвы.

СМИ не раз писали об истории восьмиклассника Яши Поповича, которому приписали убийство племянницы. Ему было всего 14, когда суд приговорил его к 15 годам лишения свободы. Девятилетняя Яночка, ушедшая днем в гости к бабушке, пропала 23 сентября 2002 года. На следующее утро в камышах у реки нашли ее тело. Поводом для ареста 14-летнего дяди девочки послужили слова одного из школьных учителей, который вспомнил, что именно Яков предложил поискать племянницу в камышах в направлении моста. Дескать, раз подросток указал, где искать, значит, сам туда и спрятал тело!.. Яшу взяли прямо с уроков.

— Сына даже не били, просто не разрешали спать, пускали в лицо сигаретный дым, наводили дуло пистолета. Он держался. Но когда оперативники пригрозили, что расправятся с родителями, мальчик поверил и испугался. И написал явку с повинной, — рассказывала его мама.

Признание в убийстве, написанное 14-летним ребенком, выглядело бестолковым и по-детски наивным. «Предложив провести Яну к бабушке, я взял ее за руку. У меня помутилось в глазах, потом я ничего не помню. (Не зная, какие подробности убийства вообще могут существовать в природе, подталкиваемый „дядями в погонах“ мальчик решил проблему вот таким нехитрым способом. — Авт.) Я пришел в себя, когда бежал к гусям. Посидев возле них три-четыре минуты, пошел посмотреть, что с Яной, и увидел, что она мертва». Но из СИЗО он ухитрился передать родителям с грязным бельем записку: «Я хочу, чтобы вы знали, что я не убийца, я не трогал Яну и пальцем. Она была для меня как родная сестра. Мама, в тюрьме так страшно. Я не могу больше мучиться, сделай что-нибудь!» Как, наверное, обливалось кровью материнское сердце, когда она читала эти строки…

В судебном заседании Яков Попович своей вины не признал. Чуть не плача, он рассказывал двум судьям и трем народным заседателям об издевательствах и угрозах оперативников, о том, что очень любил племянницу Яну и не убивал. Но Запорожский апелляционный суд без колебаний приговорил подростка к максимальному для несовершеннолетнего сроку — 15 годам лишения свободы. А неудобные детали, всплывшие во время следствия — например, откуда взялись обнаруженные на одежде пострадавшей короткие седые волосы, — предпочли оставить в тени.

Ткач признался в убийстве девочки практически сразу после ареста. Он вообще с удовольствием рассказывал о своих преступлениях, смаковал подробности.

— У Ткача прекрасная фотографическая память, явки с повинной он писал, прикладывая к ним схемы местности и редко ошибаясь даже на 10—20 метров, — вспоминает следователь ГПУ Анатолий Шайда. — Он рассказал, как, выйдя из магазина, увидел идущую к реке школьницу и пошел следом за ней. Описал ее приметы и даже то, в чем она была одета. Показал, куда потом затащил бездыханное тело и прикрыл ветками, чтобы не сразу нашли.

Потрясающе, но даже после таких признаний маньяка суд так и не освободил Якова Поповича. Родителям Яши на всех уровнях объясняли: одного признания преступника мало (между тем Яшиного признания, как видим, оказалось достаточно). Нужно, чтобы после необходимых следственных действий (следственного эксперимента, экспертиз и так далее) состоялся суд. Чтобы Ткача официально признали виновным и вынесли приговор. И вот только тогда, дескать, можно будет подавать в Верховный суд заявление о пересмотре дела в связи с «вновь открывшимися обстоятельствами». Первым изданием, к которым родители Якова обратились за помощью, были «ФАКТЫ». Но даже при мощной поддержке СМИ на освобождение невиновного ушло шесть лет! В общей сложности Яков Попович провел за решеткой восемь с половиной лет. Практически столько же лет «за Ткача» отсидел и житель Пологов Дмитренко, чуть меньше — его земляки Каира и Демчук. Все они были оправданы и вышли на свободу.

«Несмотря на полицейские реформы, в системе, по сути, ничего не изменилось»

Понятно, что потерянные годы не вернуть, но каким образом государство возместило этим людям материальный и моральный ущерб?

— Мы подали в Пологовский районный суд иски о возмещении морального и материального ущерба за незаконное осуждение потерпевших, — рассказала адвокат Ирина Деревянко. — Двоим из четверых Украина выплатила по 500 тысяч гривен. Дмитренко, увы, денег не дождался, умер вскоре после выхода из тюрьмы… Дело Яши Поповича скоро будет слушаться в Европейском суде.

— Вы бы видели, как мы добивались этой компенсации, — заметил 38-летний Виталий Каира. Он оказался за решеткой в 23 года, оставив дома жену с полуторагодовалой дочкой. — Мы с адвокатом выставили сумму в 1,5 миллиона гривен. Есть специальные формулы расчетов, где учитываются время в неволе, потеря стажа, деньги на восстановление здоровья и другие составляющие, касающиеся материального ущерба. А вот насчет морального… Судья говорил: «Ну вот докажите, в чем был ваш моральный ущерб?» Ему, видите ли, какие-то письменные доказательства были нужны. Я не выдержал и сказал прямо: «Может, вам самому стоит сесть лет на пять, чтобы понять, что тюрьма — не курорт». На зоне мне пришлось пережить много тяжелых минут: там насильников не любят. Мне не верили, что я не убивал… Полегчало, уже когда стало известно, что преступление совершил другой человек и мое дело пошло на пересмотр. Но семью я все равно потерял, жена вышла за другого. В итоге длительного «доказывания» я получил от государства в три раза меньше, чем требовал (вышло по 250 гривен за каждый день, проведенный за решеткой. — Авт.). На эти деньги я сразу купил квартиру в Днепропетровске.

По моему делу были условно-досрочно осуждены три милиционера — два полковника и майор. Это они вынудили меня писать признательные показания, угрожая расправой над женой и ребенком. Им дали по пять лет с отсрочкой на три года. В общем, в тюрьму они так и не попали. Несмотря на все эти полицейские реформы, в системе, по сути, ничего не изменилось. Если в моей жизни, не дай Бог, случится что-нибудь плохое — никогда в жизни в полицию не обращусь. Все равно ничем не помогут. Для того чтобы была польза, нужно, чтобы у них были равные с обычными людьми права. Угрожал, сфальсифицировал, упек невинного за решетку — сам садись в тюрьму. Дать бы им по 15 лет, как мне. Вот бы узнали, что это такое… И судьям тоже.

Созвонились журналисты и с Яковом Поповичем и его мамой Галиной Кирилловной. «Только вот интервью давать не хочу, — признался Яша. — Напишите, что у меня все нормально: нашел хорошую женщину, живу, работаю. И так про мою историю в прессе много писали. Отсидеть восемь с половиной лет за насильника и убийцу — сомнительная слава. Как-то во время пересылки в тюремном коридоре я встретил этого человека… Будь моя воля, разорвал бы гниду голыми руками».

Еще не будучи осужденным (потом по итогам трех судебных процессов Ткач получил три пожизненных срока), преступник бахвалился в интервью: «На месте президента я поступил бы, как Арнольд Шварценеггер. В его штате (речь идет о Калифорнии, где Шварценеггер был губернатором с 2003 по 2011 год. — Авт.электрический стул запрещен. Но он вышел в сенат с просьбой сделать исключение для маньяка, совершившего восемь убийств. И того казнили!»

— Так вы считаете, что вас все-таки нужно расстрелять? — спросила тогда Ткача журналист.

— Да, конечно!

— А вы знаете, что за ваши преступления в тюрьме оказались невинные люди, получившие немалые сроки — по 10—15 лет?

— Будем считать это… юридическим казусом.

Когда Ткачу было 64, он женился на 24-летней россиянке и даже успел стать отцом.

— Ткач отбывает наказание в житомирской тюрьме № 8, — рассказали в Министерстве юстиции. — По словам начальника учреждения, ведет себя удовлетворительно. Регулярно выходит на прогулки, читает книги из тюремной библиотеки. Сокамерников не трогает (пожизненники обычно сидят по двое). Скорее, они его обижают. Во всяком случае, конфликты случаются часто, приходится пересаживать в другую камеру. Со своей молодой женой Ткач познакомился по переписке через газету. 24-летняя жительница Ярославля приехала на краткосрочное свидание, имела разговор с руководством колонии. Как выяснилось, она была прекрасно осведомлена о преступлениях Ткача и заявила, что… именно такого мужа и хотела бы иметь. Более того — призналась, что уже пыталась таким образом ближе познакомиться с российским зэком аналогичного формата, но там что-то не срослось. Возражать против знакомства руководство колонии не могло: пожизненно заключенные имеют право на свидания. Затем пара подала документы на заключение брака. Роспись проходила без особых торжеств: приехал сотрудник РАГСа, в тот день оформляли отношения несколько осужденных. Обошлись без нарядов и букетов. Им сразу согласно закону предоставили длительное свидание.

— Бог мой… а вдруг он по привычке придушил бы молодую?

— Комнаты для встреч не просматриваются. Видеорегистраторами, за которыми постоянно наблюдают дежурные (и это все знают), снабжен только коридор. Так что любящую пару можно было увидеть только там. С тех пор Виктория регулярно приезжает на свидания, больше к нему никто не ездит. Сейчас молодая жена получила вид на жительство, сняла жилье где-то в Ривненской области. Недавно родила дочь. На днях Сергею Ткачу положено очередное длительное свидание. Не исключаем, что жена приедет к нему вместе с малышкой. Это не возбраняется.

Источник: Факты

Загрузка...