Новости Запорожья. Новости политики, общество, криминал

О Пасхе и религии в Запорожье при Советской власти

25

Верить в Бога лет сорок назад запорожцам было совсем не просто. В Стране Советов господствовал атеизм, а несогласные с этим могли оказаться даже за решеткой. О тех «безбожных» временах» наш сегодняшний рассказ.

«В церковь – ни ногой!»
Те, кто учился в советских институтах, прекрасно помнят предмет «Основы научного атеизма». На первом курсе большинства, во всяком случае, гуманитарных факультетов часов этой дисциплины было почти столько же, сколько по профилирующему предмету. Предмет «подвергал критическому анализу и предполагал философскую, естественно-научную и историческую несостоятельность религии с материалистической точки зрения».
«Естественно, о посещении храма или ношении нательного крестика тогда и речи быть не могло», – вспоминает бывшая студентка Запорожского пединститута Лилия Исакова. Впрочем, научный атеизм не мешал запорожцам красить яйца на Пасху луковой шелухой и печь куличи.
– У моей подруги отец был партийным функционером, но на Светлое Воскресение у них в семье всегда были паски, – рассказывает Лилия Исакова. – Мы подтрунивали над ее папой-«партайгеноссе», когда он с удовольствием ел «пасочки» и только отшучивался. Но нам всегда говорил: «Девки, в церковь – ни ногой!».

Концерт вместо Крестного хода
На Пасху, чтобы отвлечь неразумных граждан, особенно молодежь, от пагубных мыслей о Создателе, по ТВ показывали самые любимые фильмы и концерты, в которых были задействованы лучшие силы советской эстрады. Тогда все знали: грядет Пасха, значит, «по телеку что-нибудь покажут», – и показывали!
– Помню «комсомольскую дилемму»: или пойти посмотреть Крестный ход на Пасху, или «Мелодии и ритмы зарубежной эстрады» по телевизору, – рассказывает экс-запорожец Евгений Тоцкий. – Все начиналось одновременно, но за Крестный ход можно было выговор схлопотать.
«В канун Пасхи в кинотеатрах даже устраивали «ночной сеанс» в 23.30, на котором показывали какой-нибудь кинохит, чтобы отвлечь молодежь», – вспоминает запорожец Артем Лужный. Но это уже в 70-80-е годы. А в 50-е, например, в праздник Светлого Воскресения любили устраивать коммунистические воскресники. Со страниц газет тех лет работающие в великий праздник комсомольцы торжественно рапортовали «Трудимся не на бога, а на себя!».

Руки – к осмотру!
«У меня бабушка всю жизнь проработала учительницей. Каждую Пасху в школе, где она работала, создавалась спецкомиссия, которая ходила по домам учителей и проверяла, не справляют ли педагоги Светлое Воскресение», – рассказывает экс-запорожанка Любовь Тимченко. У учеников советских школ в понедельник после Пасхи могли запросто потребовать к осмотру… руки – на предмет наличия на них следов от идеологически неправильных «писанок». А устав комсомола подразумевал и такой пункт, как «обязательная борьба каждого члена ВЛКСМ с религиозными предрассудками». «В институте четко предупреждали: увидят на Пасху, Рождество или любой другой праздник в церкви – с комсомолом (и, естественно, с вузом) попрощаетесь», – вспоминает о наказаниях запорожец Андрей Гомонов. Тогда в пасхальную ночь у запорожских храмов дежурили члены ДНД, призванные выявлять верующих комсомольцев (о коммунистах и речи быть не могло) и «сочувствующих» – тех, кто пришел просто посмотреть на Крестный ход.

«Противоречат коммунизму»
Что было страшного в посещении церкви? Официальные комментарии мы нашли в запорожской прессе 1950-х. «Пасхальные проповеди, проникнутые верой в бога, загробную жизнь, чудеса, антинаучны и противоречат коммунизму», – пишет завотделом университета марксизма-ленинизма при Запорожском горкоме партии Козаков. «Трудящиеся празднуют годовщину Великой Октябрьской революции, 1 Мая, День металлургов, строителей… А Рождество, Пасха, Троица оторваны от жизни и чужды народу», – заявляет все тот же товарищ, но уже в должности консультанта Дома политпросвещения. Неудивительно, что старожилы вспоминают о том, как при Хрущеве разоряли храмы. Есть и такая статистика – в Днепропетровской и Запорожской епархии в 1959-м году было 285 приходов, а к 1961-му осталось всего 49.

Ракета на Луне – чудес нет
Популярная полвека назад «фишка» – публикация в прессе исповедей бывших верующих и даже служителей культа. Названия публикаций – словно под копирку – «Почему я отрекся от церкви». «Образумить» верующих, по мнению партийных идеологов, должны были и успехи СССР на поприще освоения космоса: «Оказывается, в космосе никакого Бога нет»! Иногда это удавалось: «Порываю с мракобесием», – сообщает через газету «Запорожская правда» один из бывших членов общины баптистов. – Советская ракета доставила вымпел на Луну, сфотографирована обратная сторона Луны. Это подтверждает, что в мире чудес нет».
«Развенчание чудес» было и чуть ли не обязательным предметом для школьников. Так, например, кое-где встречались ежемесячные классные часы «Уроки атеизма». «В пятом классе у нас проходил вечер «Разоблачение церковных чудес». Там старшеклассники под руководством химички показывали, как, например, с помощью реактивов можно заставить «кровоточить» крест. Но я смотрел на это, скорее, как на представление с фокусами, чем как на разоблачение», – вспоминает запорожец Константин Шипенко. Причем учащихся не оставляли в покое даже на каникулах: «В пионерлагере минимум один антирелигиозный вечер за смену был обязательно. В основном были хохмы вроде превращения фенолфталеина в «вино».

Детей «звездили»
Время от времени в советских сатирических журналах «Крокодил» и «Перец» появлялись карикатуры на тему того, что, мол, негоже комсомольцам крестить детей. Но, судя даже по этим карикатурам, комсомольцы, хоть и тайно, но детей таки крестили и церкви посещали. Правда, было одно «но»: это можно было только «маленьким» людям. Любой партбосс, директор завода или профессор мог сразу увольняться, если его замечали в церкви. И наоборот: если человека уличали в религиозности, он никогда уже не мог подняться по карьерной лестнице.
Кстати, о крещении – представление о том, что с ребенком вскоре после рождения надо что-то делать, в народе было настолько глубоким, что в 60-е годы среди запорожцев пытались популяризировать так называемые «звездины». На торжественной регистрации новорожденных подарки младенцам дарили почетные «крестные» – представители трудовых коллективов родителей. «Рождение нового человека – радостное событие не только для семьи, но и для всего трудового коллектива, членами которого являются родители. Из узкосемейного торжества регистрация новорожденного превратилась в праздник всего предприятия, колхоза или совхоза», – гласила официальная пропаганда. «Звездили» детей большой красной звездой под песню «Пусть всегда будет солнце». Обязательный ритуал: вручение новоиспеченным родителям красных галстуков, значков октябренка, пионера и комсомольца. Благо, эта церемония не прижилась.

«Не празднуют день Красной звездочки»

Особую «любовь» советская власть питала к баптистам и пятидесятникам. В 1962-м чувства вылились в специальный закон «Об усилении борьбы с лицами, уклоняющимися от общественно-полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни». «Антиобщественный» – это неприятие советской власти, запрет служить в армии и брать в руки оружие, читать книги, смотреть кино и слушать радио. Неслыханная в те годы дерзость – отказ детей-баптистов от пионерских галстуков. И, о ужас, – «дети иеговистов не празднуют День Красной звездочки в школе».
«Сектанты – виновники трагедий», – трубят запорожские газеты второй половины прошлого века: «Сектантка Р. отказалась от хирургической операции и умерла, оставив сиротами четырех детей», «19-летней санитарке Вере и трактористу Анатолию пятидесятники не разрешали пожениться. И девушка бросилась под поезд».
По газетам можно проследить, и чем грозил «сектантам» их «паразитический» образ жизни: «Пять лет лишения свободы», «с последующей ссылкой на пять лет», «лишение родительских прав», «конфискация имущества»… И везде: «запорожцы в переполненном зале суда с одобрением встретили приговор сектантам».

Лже-Иоанн
Впрочем, в атеистической стране находились и те, кто действительно хотел подзаработать на вере. Начиная от продажи самодельных перефотографированных церковных календарей (по рублю) на Анголенко до… провозглашения себя мессией. Да-да, последнее случалось в Запорожье еще задолго до появления «Белого братства» Марии Дэви-Христос. Так в 50-е годы прошлого века в нашем городе прошумело дело некоего Тасенко, провозгласившего себя… Иоанном Богословом! Сторонники «живого бога» распространяли панические настроения, «высказывали нездоровые суждения о грядущем конце света», «поносили советские законы», продавали свое имущество, а деньги отдавали Тасенко. Вот как описывал свою жизнь раскаявшийся приверженец лже-Иоанна: «Мы перестали ходить в кино, срезали электричество. Убрали из квартиры краны водопровода, а воду для питья носили из ямы, вырытой на берегу Днепра. Хлеб пекли сами – покупной считали «нечистым». Паровое отопление – тоже от дьявола, решили мы. И попытались его убрать. Железные кровати мы выбросили и поставили топчаны…»
Вот такой была религиозная жизнь нашего города в безбожные годы. Теперь это уже дела давно минувших лет…

Источник: Ретро.зп