Новости Запорожья. Новости политики, общество, криминал

Евгений Хмара: чтобы писать музыку, нужно быть ретранслятором своего сердца

Завтра в Запорожье с новой шоу-программой «Колесо жизни» выступит известный пианист-виртуоз , обладатель Голливудской премии импровизаторов и финалист шоу «Україна має талант» Евгений Хмара, который уже успел завоевать любовь и признание широкой публики. Музыкант признается, что является ретранслятором музыки, которая приходит извне, и надеется на то, что она меняет мир к лучшему.

На встрече с поклонниками и в интервью ГОЛОСУ Евгений рассказал не только о своем творчестве, но и личной жизни, и собственном мировосприятии.

-Евгений, расскажите о своей семье и друзьях.

— Родился я в счастливой семье у любящих людей. Мои родители, впрочем, никак не связаны с музыкой: отец – железнодорожник, а мама – педагог. У меня есть любимая младшая сестра Виктория. Близкие люди – это семья и мои друзья. Знакомых у меня очень много, но друзей значительно меньше. Но это действительно очень близкие мне люди и я их очень ценю. Есть среди друзей и те, с кем я знаком несколько лет — и профессионально, и непрофессионально.

-Каким ребенком вы были?

-Я не был примерным ребенком. Мой дневник был исписан красным цветом, начиная с первого и заканчивая одиннадцатым классом. Как правило, в одиннадцатом классе все теряют дневники и не приносят их в школу. У меня было ужасное поведение. Когда мне было семь или восемь лет, я сжег общий коридор на три квартиры. Я мастерил ракеты, пытался создать некий самолет, потому что я грезил небом, авиацией. И, конечно, я пытался что-то сам сделать, подключив к процессу огонь. Таким образом, все и сжег.

Евгений Хмара: чтобы писать музыку, нужно быть ретранслятором своего сердца

-То есть в детстве вы хотели быть авиатором?

— Да. Наверное, пилотом. Космос меня манил, но авиация — это была вполне реальная вещь. Но я не могу сказать, что я мечтал стать только пилотом и не хотел быть музыкантом. Нет. Конечно, я очень хотел быть музыкантом и выступать. Даже эти детские порывы — с фонариком, с кнопками — это такие детские мечты. Однако авиация и сегодня меня манит. Мне 28 лет. Летит самолет — я не могу пройти мимо, не могу не оглянуться.

-От каких качеств в себе вам хотелось бы избавиться?

— Я хотел бы избавиться от лени. Хоть и много тружусь, если бы не было ее, успел еще больше. Кому-то, возможно, это желание покажется странным. Но чувствую, что лень иногда расслабляет меня и не дает все успеть. Боремся с этим ( Хмара улыбается).

-А с какими качествами в характерах других людей не хотите мириться?

— С ложью. Даже не в том плане, что человек что-то недоговорил тебе. Я имею в виду неискренность человека, двуличность: когда человек пытается показаться одним, а оказывается совсем другим. Вообще, я очень хорошо чувствую людей. Быстро понимаю, кто передо мной, и очень редко ошибаюсь.

-У вас, как у музыканта, должно быть много терпения…

— Я очень терпеливый. Но когда терпению приходит конец, взрываюсь. А вот когда у меня подготовка к чему-то глобальному, внутренние вибрации распространяются на всех вокруг. Дело даже не в том, что я срываюсь на других… на каком-то необъяснимом уровне мои внутренние бешеные колебания переходят ко всем, кто приближается ко мне. Вот у людей должно было бы быть все хорошо, а они ходят дерганными из-за меня ( Хмара смеется).

-Но в целом довольны своими качествами, которые помогают вам делать то, что вы делаете?

— Не буду лукавить, мне многое нравится в моем характере. Например, понимание того, чего я хочу, как от своего творчества, так и от жизни в целом. Также я умею радоваться всему, даже мелочам. Раньше мне казалось, это само собой разумеющимся. Но, оглянувшись по сторонам, заметил, что многие люди, несмотря на то что никаких глобальных проблем не приключается, да и вообще их жизнь щедра на подарки, находятся в вечной грусти и печали. Мне бы было жаль тратить жизнь на хандру.

Евгений Хмара: чтобы писать музыку, нужно быть ретранслятором своего сердца

-Вы всегда оптимистично смотрите на жизнь?

— Наверное, это вопрос больше адресован моим друзьям и близким людям, но я действительно наслаждаюсь жизнью. Даже если есть какие-то негативные моменты, я стараюсь переводить их в опыт. Скажем так: все эти моменты делают нас сильнее, и мы становимся теми, кто мы есть сейчас, сегодня. Поэтому улыбка — разумеется, она не искусственная. Я действительно люблю этот мир, эту жизнь. Наверное, поэтому я часто улыбаюсь.

-Почему из всех инструментов Евгений Хмара выбрал именно фортепиано? Не хотели бы работать голосом?

— У меня есть очень четкий ответ на этот вопрос. Футболисты не идут играть в баскетбол, а баскетболисты не идут играть в хоккей. У каждого свой выбор. Меня окружают замечательные певцы, вокалисты. Зачем же мне петь, если я счастлив в том, что я делаю? И я не хочу делать то, что для меня дискомфортно.

-Как вы переживаете трудности?

— Если есть какой-то негатив, я не могу это держать в себе. Я стараюсь это сразу решить, тогда это выливается в определенный резкий поток, а лишь потом я думаю, что где-то переборщил.

-Что вы можете посоветовать людям, которые мечтают стать композиторами?

— Очень хороший вопрос. Первое правило — это не должно быть правило. Я считаю, что музыку невозможно написать механическим путем. Наш мозг ничего не может — он может только склеить в голове из старых кубиков новый домик, однако это не может быть что-то принципиально новое. Информация просто приходит, и поскольку ты «варишься» во всем этом, ты выступаешь в роли ретранслятора: принимаешь информацию и выдаешь ее. Поэтому главный совет – просто слушать свое сердце и стараться, если идет какой-то поток, записывать это все. Там будет настоящая музыка.

-Не боитесь плагиата?

— По плагиату — это сложный вопрос, потому что так много музыки уже написано. Она продолжает создаваться, однако на самом деле всего семь основных нот и двенадцать звуков. Как написать что-то новое? Наверное, стоит слушать свое сердце, душу, есть поле информации, и ее на всех хватит.

Евгений Хмара: чтобы писать музыку, нужно быть ретранслятором своего сердца

-Евгений Хмара всегда волнуется перед выходом на сцену?

— Конечно я волнуюсь. И я уверен, что пока артист волнуется — он настоящий артист. Когда артист прекращает волноваться — значит, что ему безразлична реакция зрителей. Он думает, что он такой «крутой» и все будет круто. Прекращается тот взаимный обмен между зрителем и артистом, а это должно всегда происходить.

-Вся ваша музыка связана непосредственно с вашей жизнью?

— Да. Мне вообще в жизни музыкой, наверное, легче говорить. Почти каждая мелодия — это про меня. Это какие-то истории, которые я переживал, и то, о чем я мечтал. Я фантазер. Особенно какие-то космические темы: другие планеты, другие Вселенные — это все меня привлекает. Сначала это представляю, а потом все выливается в музыку.

-Что нужно, чтобы стать виртуозом?

— По моим наблюдениям есть две категории пианистов: пианисты, которые блестяще играют, у них безупречная техника, но очень часто я замечаю, что это физика. Это все равно, что пойти на турник и подтянуться 50 раз. Такой же эффект. Внутри ничего не остается, а есть пианисты, которые цепляют какие-то нотки, однако это все проживается через человека и передается. Именно это и есть ретрансляция космоса —  когда цепляет и ты понимаешь, что это именно оно. Убежден, что в музыке самое главное — проживать, пропускать через себя и выдавать. Потому что музыка — это эмоция, а просто постучать быстро пальцами можно и по столу. Думаю, что результат будет такой же.

-Как вы думаете, слух развивается? Если, скажем, у ребенка нет слуха, но он хочет играть, у него есть шанс в будущем?

— Я хочу, чтобы родители не путали такие важные вещи и понимали, что не всем быть музыкантами или спортсменами. Например, ребенок, который с детства бегает, хорошо играет в футбол, обязательно ли ему становиться звездой футбола? Обязательно ребенку, если мы говорим о музыке, становиться артистом? Я считаю, что нет. Занятия музыкой, пусть даже год, дают огромный толчок в мозгу на дальнейшее развитие личности, особенно в детском возрасте. Потому что именно в детском возрасте у нас формируются определенные мосты, связывающие разные участки. Музыка, безусловно, очень сильно способствует этому, способствует творчеству. И тогда человеку гораздо легче ориентироваться в мире, делать какие-то творческие вещи. И примеров этому много.

-Кого Евгений Хмара слушает из украинских исполнителей, кого может выделить?

— Я бы никого не выделял. Я считаю, что у нас очень много по-настоящему талантливых артистов. Я не хотел бы акцентировать внимание на ком-то. Конечно, я слушаю украинскую музыку. Как я уже говорил, у меня нет кумиров. Есть просто качественная музыка.

-Может ли Хмара временно прекратить писать музыку и выступать на сцене?

— Абсолютно предполагаю, что я могу прекратить на время писать музыку. В моей жизни это было, и я к этому нормально отношусь. Одно из моих главных правил в жизни — не создавать что-то намеренно, специально. Если не пишется — не пишем. Никакой паники нет. У меня три альбома и было такое, что мелодии идут одна за другой, а потом девять месяцев или год ничего не приходит в голову. Ничего страшного, у меня нет паники, что я срочно должен что-то написать.

-Как пишется мелодия?

— Я просто слышу мелодию. Несколько мелодий я вообще написал во сне. Я просто слышал их, проснулся и успел записать, потому что, если бы я их не записал, я бы их забыл, скорее всего. Иногда приходят какие-то эмоции, даже если ты просто едешь за рулем в другой город. Ты о чем-то думаешь, это вызывает эмоцию, и ты понимаешь, что что-то пришло. Я не сочиняю музыку специально, а просто перекладываю ее на ноты. Потом мелодия обретает ту форму, которую будет принимать слушатель. Музыка – эта вся моя жизнь, без нее я не могу существовать, так что, пожалуй, я — ретранслятор.

Евгений Хмара: чтобы писать музыку, нужно быть ретранслятором своего сердца

-Как происходил процесс создания нового шоу и почему вы называете его «шоу»?

— Над новой шоу-программой работали 200 человек и это, на самом деле, шоу с красивом видеорядом, световыми эффектами, приглашенными исполнителями. И я погружен в эту работу. Сейчас все мои эмоции именно в ней. В ней вся моя жизнь.

-Как вам кажется, украинский слушатель готов к инструментальной музыке?

— Это то, что в нашей стране сейчас формируется — понимание инструментальной музыки, без слов… люди начинают воспринимать ее и, судя по тому, что залы наполняются, делают это качественно и для души. Инструментальная музыка – это энергия. Я очень много вкладываю в каждую мелодию, но так как слушатель не знает, какие картинки у меня в голове, когда я играю, мы решили их показать. Таким образом, пришли к формату шоу.

-У вас куча всевозможных наград и регалий. Гордитесь собой?

— Я яростный противник каких-либо регалий. Слушатель чего-то постоянно ожидает. А музыкант это либо показывает, либо нет. И титулы здесь лишние. Честно говоря, на концертах и церемониях я постоянно предупреждаю ведущих, чтобы представляли меня просто «пианист Евгений Хмара».

-Евгений Хмара хотел бы привить своим детям любовь к музыке?

— Да, но не обязательно, чтобы она стала их профессией. Это точно будет их самостоятельный выбор.

Напомним, что концерт запланирован на 6 марта в ДК «Днепроспецсталь».   

Ева Миронова