Новости Запорожья. Новости политики, общество, криминал

Ярослав ГРИШИН: «Не все проходят испытания властью, а испытания оппозицией – в особенности»

734

Ярослав Гришин – правозащитник, лидер фракции УКРОП в Запорожской области. В сентябре 2015 года баллотировался на пост городского головы. На выборах занял третье место. На данный момент является депутатом Запорожского областного совета.

– Ярослав, в СМИ о вас много неоднозначной информации. В частности много вопросов возникает касательно возникновения вашей фирмы и ее финансирования. Расскажите, как началась ваша юридическая карьера.

– В  2008 году окончил юридическую академию и приехал сюда. Работал два месяца в исполнительной службе, оттуда ушел и начал работать юристом в одной агрокомпании, потом стал адвокатом в 2011 году, потом стал юристом этого агрохолдинга, а после  создал то, о чем давно мечтал – свой юридический бизнес. У меня в семье нет юристов. Никто мне не помогал,  никто из семьи никогда с этим не был связан.

– До прохождения в облсовет вы более активно занимались адвокатской деятельностью, ваше имя фигурировало в громком деле – суд против экс-мэра Александра Сина. Вы следите сейчас за ходом этого дела? Можно сказать, что вы предпочли политику адвокатуре?

–  По поводу Сина мы приняли решение, чтобы не путать политику и ведение этого дела, я вышел из этого процесса. На сегодняшний день у нас есть юридическая фирма, в которой работают талантливые молодые ребята, а я осуществляю скорее менеджерскую функцию – координирую работу команды. В суды хожу достаточно редко, но веду несколько дел, которые я должен довести до конца. В суды ходят молодые и талантливые ребята и прекрасно с этим справляются.

– В число дел, которые вы ведете, не входит  дело бывшего мэра Александра Сина? У вас пропал к нему интерес после того, как он перестал занимать пост городского головы?

– На сегодняшний день Син уже не является городским головой, он не является должностным лицом, соответственно, он потерял свою общественную опасность. Добиться справедливости по этому делу, конечно, важно, потому что есть принцип неотвратимости наказания, то есть человек, который совершил преступление, должен понести за него уголовную ответственность. Уверен, по делу врачей судьи вынесут законное решение.

Однако на сегодняшний день есть более важные, более опасные вызовы для нашего общества, которые продиктованы нынешней властью и их доминированием. У Сина не было своей команды, и он не был настолько опасен, поскольку сегодня к власти пришла мощная машина, которая действует системно, очень методично и направленно. Сегодня кроме УКРОПов никто не состоит в оппозиции к нынешней власти. Потому что это очень неудобно, когда ты в оппозиции –  ты не получаешь денег, ты не получаешь должности, не участвуешь в распиле денежных средств, а , находясь в оппозиции, тебе угрожают, членов семьи запугивают. Ещё во время предвыборной кампании моей жене приходили сообщения угрожающего характера, из-за чего  я был вынужден свою семью отправить за границу. Как говорил Черчилль: «Если ты идёшь через ад, продолжай идти».

–  От кого исходили угрозы?

– Я могу подозревать, но точно сказать не могу.

А вообще, говорить о Сине – отвлекать внимание от того, что происходит. Здесь и сейчас причиняется ущерб городу, монополизируется власть. Все должности райадминистраций, все должности КП заняли выходцы из «Запорожстали» с донецкой пропиской. Первая ласточка – уволен главварач пятой больницы. На его место стопроцентно зайдет какой-то слесарь из «Запорожстали», у которого даже медицинского образования не будет. И 120 000 переселенцев они тоже собираются трудоустраивать в ущерб нашим людям. Сегодня руководители КП назначаются неправильно, без конкурсов.

Наша фракция заняла в выборах первое место после Оппоблока. Мы могли стать либо властью, либо оппозицией. Властью мы не стали, потому что была создана широкая коалиция.

– То есть варианты договариваться с властью вы не рассматриваете?

– Нет. Мы с Оппоблоком диаметрально противоположны. Мы считаем, что эта антиукраинская партия должна быть запрещена и с ними никаких договоренностей быть не может. Мы могли бы с другими договориться и сделать коалицию, либо открытый коалиционный договор, распределить зону ответственности, выйти к людям и сказать: «мы договорились, вот наш договор, такие наши принципы». Этого нет. Есть какие-то ситуативные договоренности. Но мы на них не можем пойти, потому что это противоречит принципам нашей идеологии. Мы должны быть в оппозиции. А оппозиция – это конструктивная критика действующей власти. Это и является залогом демократии и развития. И эта конструктивная критика должна заставлять власть постоянно работать, потому что мы не даем им расслабиться.

Именно таким и должно быть развитие. А у нас, получается, есть Оппозиционный блок – мощная сила «Запорожстали» с серьезным финансированием. И УКРОП небольшой. А посередине – болото, члены которого либо у Оппоблока должности получают, а когда они (Оппоблок) их кидают, они бегут к УКРОПу и говорят: давайте вместе иск подадим. Они сами боятся принимать какие-то решения против действующей власти.

– Вы находились в оппозиции и по отношению к предыдущей городской власти. Вы жестко критиковали команду Сина, однако почему-то стали сотрудничать с одним из самых ярых приверженцев его политики – Викторией Чикаловой…

– Люди должны быть патриотами, профессионалами и обладать порядочностью. К Чикаловой я раньше относился так же негативно, как и ко всем членам команды Сина. Потом она пришла на комиссию по “Дубовке”, на которой присутствовали наши депутаты Елена Сидельникова и Михаил  Прасол. Виктория принесла свой финплан, о котором мне потом рассказали Елена и Михаил. Они сказали, что она в три раза увеличила финансовые поступления в “Дубовку”. Потом мы с ней пообщались и я увидел, что передо мной профессионал – она окончила канадские курсы, получила диплом проектного менеджера. Здесь нет ничего личного, но если бы я стал мэром, я Чикалову оставил бы в КП «Дубовый гай», более того, я бы просил ее стать заместителем мэра.

Наш командный принцип – мы ищем лучших, в отличие от действующей власти, которая работает по принципу «мы ставим своих». Чиновники не должны быть чьими-то ставленниками и отвечать должны только перед громадой, которая платит ему зарплату.

Эти люди могут быть неудобными. Вот как Чикалова – она с очень многим не согласна, у нас часто бывают дискуссии, но я за это ее  и ценю.

– Вы говорите, что если бы стали мэром, вашим замом стала бы Чикалова. А какие бы должности занимали остальные члены вашей команды?

– Команда у нас очень сильная. Большой плюс, да и о нас так многие говорят, что мы – юридическая фракция. Кто должен писать проекты решения законов? Юристы. В городском совете шесть из девяти наших представителей – юристы со стажем. Ребята способны выполнять задачи любой сложности. Я не сомневаюсь, что к власти мы придем. Но сегодня очень важно, что мы находимся в оппозиции. Не все проходят испытания властью, а испытания оппозицией – в особенности. И сейчас мы намного компетентнее, чем год назад. Мы постоянно учимся.

–  Ваша партия является одной из самых эпатажных в городе. Ваши акции существенно отличаются от акций ваших оппонентов. Это имидж или способ привлечения внимания?

– Нам ничего не навязывают, нам не ставят никакие команды. Я сам собирал команду. Я этой командой горжусь – мы самая молодая фракция как в городском, так и областном совете. Никто из нас не был членом Партии регионов, никто не был в политике. Это люди настоящие, а настоящим людям свойственна эмоциональность. У нас с Мишей (Михаил Прасол) обостренное чувство справедливости с детства. И вроде с одной стороны нужно быть интеллигентным и дипломатичным, а с другой стороны не хочется становиться черствым и толстокожим к проблемам людей, как другие политики. Очень тонкая грань. Поэтому когда на черное говорят белое, у нас это вызывает бурную эмоциональную реакцию.

– Как вы планируете продолжать реализовывать свои политические амбиции? Не планируете баллотироваться в мэры или депутаты ВР?

–  За нас проголосовали многие люди ,и хотим мы или нет – мы уже должны помогать и двигаться дальше. Я – человек командный и личные амбиции в этом случае не являются доминантными. У меня достаточно высокий уровень дохода – я обеспечен финансово. Мне нравится юридический бизнес, мой коллектив и я себя сейчас комфортно чувствуем в своей жизни. Чиновником быть очень сложно – нам сейчас морально проще. Мы занимаемся любимым делом, помогаем людям и наша совесть чиста.

Тем не менее мы будем бороться за все должности, будем бороться за мэрское кресло в том числе. А кто будет баллотироваться – это мы будем уже отдельно решать. Вот посмотрите, как в Днепре выбирали кандидата в мэры. Была сделана социология среди кандидатов – Филатов, Корбан, Олейник – и выдвинули Филатова, который по предварительным данным набрал бы наибольшее количество голосов. Поэтому тот, кто будет наиболее достоин, тот и станет нашим кандидатом.

– Но нашего мэра тоже выбирали люди. За него проголосовали большинство запорожцев. Вы не уважаете их мнение?

– Здесь выбирали люди, доведенные до крайности и нищеты. Что такое выборы? Это ресурсы и технологии. «Запорожсталь» потратила колоссальные деньги – около 700 миллионов гривен. Были использованы три позиции – подкуп прямой и непрямой, корпоративный шантаж (выгоним с завода, если не проголосуете) и фальсификации на выборах. Мне до сих пор в Фейсбук пишут с претензией, что мы отдали выборы и не воевали за победу.

– Если вы уверены, что выборы были сфальсифицированы, почему вы не обжаловали результаты в суде?

– В каждой комиссии было большинство представителей Оппоблока и фальсификации были массовые. У нас не хватило сил, чтобы в последний день защитить результат. А во втором туре мы уже совместно с Фроловым начали критиковать подтасовку и решили уже поддержать Фролова.

– Какие у вас отношения с Фроловым?

– Хорошие, хотя я очень давно его не видел.

– Над чем конкретно вы сейчас работаете?

– Над принятием проектов решений в облсовете. Последние заседания дважды срывались. Депутаты не принимали проекты, которые подал лично я. Это признание ДНР и ЛНР агрессорами, поддержка проекта нардепа Денисенко об амнистии патриотов и признание добровольцев  участниками боевых действий. В Днепре такие решения приняли, а у нас – нет. И еще один проект – запрет выступать в городе артистам, которые поддерживают политику агрессора. В горсовете эти проекты приняли, а облсовет – он более «ватный». Эти решения не принимаются из-за того, что депутаты просто разбегаются.

У многих депутатов есть родственники и бизнес-интересы в России, в Крыму. И там все мониторят – если люди голосуют за такие проекты, депутатам запретят въезд в Крым, в Россию, создадут проблемы для бизнеса. И в личной своей ситуации они теряют.

– Говоря о родственниках. Во время вашей предвыборной кампании в городе стали проводиться мероприятия под эгидой фонда Марии Гришиной. Вы создавали эту организацию специально под выборы?

 – Нет. Фонд был создан еще до выборов. Маша всегда стремилась помогать детям и ее деятельность совершенно не связана с политикой, она уже несколько лет активно опекается запорожскими детьми. Я даже специально не приезжаю на большинство мероприятий, которые жена проводит, чтобы не подумали, что я «пиарюсь». Если и доводится бывать на отдельных акциях, то только с благотворительной целью – как на недавнем аукционе картин, написанных маленькими пациентами гематологического отделения…А вообще, чем больше делаешь , тем больше возникает критики.

– Раз уж мы заговорили о вашей семье, расскажите, какой вы вне политики?

– Дома я не особо разговорчив, потому что за целый день накапливается эмоциональная усталость.  Дома я люблю с дочкой играть – это самый лучший отдых.

– Традиционный вопрос. Каким вы видите Запорожье через десять лет?

– Запорожье вижу комфортным и современным. Это должен быть город свободных людей. Почему идейные вещи очень важны? Сегодня горожанам навязывают идеологию, что Запорожье – это завод, якобы есть главное предприятие, есть главный завод. А почему он главный? Почему не другие? Нашим людям пытаются вложить посыл, что Запорожье – это город металлургов и горняков, но я считаю, что наш город должен быть городом свободных людей, которые могут находить себя в бизнесе, искусстве, творчестве, IT-технологиях, в политике. Запорожье должен быть культурным городом. Кроме повышения уровня жизни людей, не менее важным является интеллектуальное совершенствование и духовный рост. Вы посмотрите, какие компании сегодня самые богатые в мире. Это не заводы – это виртуальные компании, у которых нет станков и складов. Стратегию развития города нельзя строить исключительно вокруг заводов.

Тысячу раз прав был Ли Куан Ю, когда утверждал: «Недостаток ресурсов должен компенсироваться превосходством в интеллекте, дисциплине и изобретательности».

Беседовала Алиса СЫСОЕВА.