Новости Запорожья. Новости политики, общество, криминал

Отдых на море в Украине 2022: что происходит с курортами в оккупации

Развязанная россией война и оккупация Херсонской области практически парализовала экономику региона. И в первую очередь это коснулось туристической отрасли и, в частности, пляжного туризма. Что именно происходит с туристической отраслью херсонщины в оккупации, разбирались эксперты.

Морские курорты Херсонщины — немноголюдно и опасно

Конечно, жители Херсона, Новой Каховки, Мелитополя и других городов, находящихся в оккупации, несмотря на рекомендации украинских властей, понемногу начинают ездить на море. Однако, к счастью, это лишь единичные случаи. В основном, ездить не кому и не на что. Не говоря уже об основной причине туристического затишья — ездить на море в оккупации крайне небезопасно.

Так, в самом Херсоне на фонарных столбах и на досках объявлений появилась реклама «поездки на море», но отрывные листочки с номерами телефонов в большинстве своем так и остаются нетронутыми.

Крупные отели, пансионаты и базы отдыха Арабатской стрелки, Скадовска, Лазурного и Железного порта в абсолютном большинстве не работают.

Из миниотелей работают только некоторые и те лишь номинально, ведь постояльцев практически нет. Чуть лучше себя чувствует долгосрочная аренда за счет переселенцев из разрушенных оккупантами городов.

При этом цены на аренду жилья в этом году формируется по принципу «кто сколько даст» и чаще всего не имеют ничего общего с привычной по прошлым годам экономикой пляжного туризма.

На побережье Скадовска несколько раз были слышны взрывы. В Лазурном отдыхающие подорвались на мине. Периодически людей с и без того пустых пляжей прогоняют военные оккупационного контингента. По их словам, делается это по соображениям безопасности.

Килограмм азовской креветки на Арабатке стоит сейчас 30 гривен. Прошлым летом во столько бы обошелся маленький стаканчик. Привозные продукты дорогие, а овощи и фрукты — почти даром. Люди выживают как могут, пытаясь заработать любую копейку.

На Кинбурнской косе идут боевые действия, оккупанты выжигают заповедные сосновые леса, так как боятся партизан. Леса эти были посажены на чистом песке усилиями местных лесхозов в середине прошлого века. Многих лесников тогда эта работа свела в могилу, поскольку для защиты молодого леса от вредителей в СССР использовались опасные для человека яды. И теперь это немногое положительно оцениваемое многими наследие СССР тоже практически кануло в лету.

Остров Джарылгач в свою очередь стал полноценно необитаемым — в прошлые годы, несмотря на свой «необитаемый» статус, он был одним из главных экскурсионных и пляжных центров юга Украины. Сейчас подобного рода экскурсии стали не актуальными.

Соляная дорога

Проект «Соляная дорога» много лет создавался для развития туризма в не приморских районах Херсонской области совместными усилиями туристической компании из Новой Каховки «Финист-тур», руководством органов местного самоуправления Каховского, Бериславского, Генического и районов, городов Херсон и Новая Каховка при поддержке фонда USAID. Программа тура постоянно представлялась на Таврическом туристическом конгрессе, ежегодно к ней присоединялись все новые участники, в основном это были местные фермеры и предприниматели.

Сейчас «Соляная дорога» находится в запустении. Одна из ее ключевых локаций, винодельня «Шато князя Трубецкого», оказалась под обстрелами. Старинная усадьба была повреждена и потом превращена в казармы для оккупантов, уникальная коллекция вин разграблена.

Коньячный завод «Таврия» не работает, а оккупанты постепенно разворовывают склады с оставшейся готовой продукцией.

Элитные выдержанные сыры из козьего молока из крафтовой сыроварни в селе Марьяновка продаются просто так на рынке, потому что продавать их больше негде.

Парк-заповедник «Аскания-Нова» не работает. Не работают и многочисленные базы отдыха в Днепровских плавнях, а база отдыха «Шиловая балка» около Берислава полностью разрушена в результате российского артобстрела.

Продукты

Половину продуктов на Херсонщину оккупанты завозят из Крыма. Разумеется, снабжение идет по остаточному принципу. Некачественная российская еда из пальмового парафина и сои, которую плохо покупают в рф, едет в Крым. То, что не купили даже в Крыму, едет дальше в Херсонскую и Запорожскую область. Цены заоблачные, раза в 1,5-2 выше, чем на подконтрольной части Украины.

Помимо российских продуктов, на полках встречаются продукты и местных производителей их Херсона, Каховки, Мелитополя и Бердянска. Они при этом значительно дешевле. В большинстве своем это овощи, рыба, мучные или мясные изделия. Есть, конечно и кондитерские изделия, но последних мало и они дорогие.

Транспорт

В середине июня возобновились междугородние автобусные перевозки в пределах оккупированных территорий Украины. Автобусы из Крыма в Херсон приходят абсолютно пустые, зато в обратном направлении билетов не купить. Ежесуточно из области выезжает 1000-1500 человек, а возвращается 50-70. Всего уехало примерно 50 процентов жителей, как правило, это люди трудоспособного возраста.

Связь

В начале июня россияне отключили оккупированные территории Херсонской и Запорожской областей от украинской мобильной связи и интернета. По этой причине перестали работать последние отделения банков, которые до этого пытались выживать в автономном режиме — собирали коммунальные и налоговые платежи и из этих денег платили соцвыплаты. Жители остались не только без наличных денег, но и без связи друг с другом. А так же без связи со своими родственниками в других регионах Украины и за рубежом, без возможности использовать онлайн-банкинг и другие услуги, требующие смс авторизации.

Через некоторое время, правда, включили «российский интернет» с его жёсткой цензурой. При этом оккупационные власти периодически пытаются заблокировать работу VPN и мессенджеров, но сделать это технически им не удается, поэтому часто доступ интернет просто пропадает.

Появилась мобильная связь от неизвестного крымского «оператора», которая доступна только в районных центрах. Позвонить с этих номеров в Украину и в другие страны не возможно, входящие звонки и смс также не проходят. Мобильный интернет работает только рано утром и поздно вечером.

Единственная возможность иметь на оккупированной территории украинский номер — это воспользоваться украинской ай-пи телефонией. Такую услугу предоставляют компании «Лайфселл» и «Интертелеком», но, возможно, есть и другие операторы.

Туризм в Одесской и Николаевской областях против Херсонщины

 

Лето 2022 года в Одессе первый раз с момента окончания второй мировой войны проходит без отдыхающих. Купание в море и нахождение на пляжах запрещены военно-гражданской администрацией. Но, несмотря на отсутствие курортного сезона, работают практически все кафе и рестораны города. Открыты оба аквапарка — «Гавайи» и «Одесса».

Работают также ставшие одной из современных визитных карточек города ночные клубы в Аркадии — «Итака», «Ибица» и Red Line. Все они, а также некоторые отели, имеют собственные зоны отдыха у моря и видовые бассейны. Цены за шезлонг у бассейна колеблются от 150 до 500 гривен, а пляжное бунгало для компании стоит от 600 до 1900 гривен. Алкоголь разрешено продавать с 9 утра до 8 вечера, поэтому кафе и рестораны открыты в основном днем. К 9 вечера все стихает и закрывается.

Конечно, приезжие в городе есть, но большинство из них приехало в город, бежав от войны и не может себе позволить тратиться на рестораны и бассейны. Поэтому самые «отважные» вынужденные туристы лезут в море прямо через ограждения и красные ленточки. Такие вылазки часто заканчиваются разговором с полицией и штрафом. Те, кто хитрее, едут на нудистский пляж, на дикие пляжи Фонтанки и Грибовки, но хитрость эта часто оборачивается трагедией. 11 июня на пляже в Грибовке на неустановленном взрывном устройстве в море подорвался отдыхающий. Также несколько раз к берегам Одессы подплывали сорванные штормом с якоря российские противокорабельные мины, но все они были обезврежены силами военных саперов, так что хотя бы здесь обошлось без пострадавших.

В Черноморск этим летом снова приехали дачники. Специфика этого города в большом количестве «куреней» — домиков, построенных на месте лодочных гаражей прямо на берегу моря.  При этом уже много лет оползни поглощают курени целыми улицами. Человека, купившего себе заветную недвижимость в оползневой зоне на побережье, вообще, испугать сложно. С 2019 года одесская администрация начала активный снос поврежденных построек и строительство берегоукрепительных сооружений. Так что война — это всего лишь один из нелегких эпизодов жизни Черноморского дачника, который никак не влияет на желание провести лето у моря.

Белгород-Днестровский и Вилково в этом году остались совсем без туристов. Мост через Днестровский лиман был несколько раз обстрелян и не работает. А 23 мая пограничники ввели запрет на проезд по трассе Одесса — Рени в районе Днестровского лимана мужчин в возрасте от 18 до 60 лет.

В курортных селах Катранка и Рассейка власти приняли еще более радикальные меры по борьбе с несанкционированным отдыхом — разобрали пешеходные мосты, ведущие через лиманы к пляжам, заминированным во избежании высадки вражеского морского десанта.

Курорт Сергеевка был обстрелян в первый день июля, тут ракеты уничтожили два пансионата и многоквартирный жилой дом. Погибли люди. Так что о продолжении сезона в этом году явно не может быть и речи.

В Николаевской области тоже нет отдыхающих — там идут бои с захватчиками. Обстреливаются города Николаев и Очаков. В Коблево, по сообщению ОК «Юг» от 21 июня, волнами к берегу принесло очередную морскую мину. На расстоянии около 50 метров она бесконтрольно сдетонировала. К счастью, именно из-за отсутствия людей на пляже и в прибрежных водах никто не пострадал.

 

Выводы

 

Во время всех войн или стихийных бедствий в первую очередь страдает туристическая отрасль. В 21 веке такое уже было в Египте, Тунисе, Таиланде, Турции, Непале и в других странах. Украина не стала исключением.

Но, все же, отдых у моря в Украине в 2022 году возможен и во время войны — пока что только в Одессе.

В  свою очередь оккупированные азовские и черноморские курорты даже нельзя принимать во внимание. Ведь ехать на территорию, на  которой царит ложь и тоталитарное бесправие, сродни полному безумию.

Наоборот, с оккупированных территорий нужно уезжать. Не только для того, чтобы обезопасить себя и своих близких, но и для того, чтобы своим трудом и своими деньгами не принимать личное участие в хозяйственной деятельности захватчиков. Чтобы прямо или косвенно не платить им налоги, не стоять под телекамерами в очередях за гуманитарной помощью и пособиями. Не быть заложниками, от имени которых российская оккупационная власть распространяет ложь. Но, к сожалению, у многих из оставшихся просто нет материальной возможности для отъезда.