Новости Запорожья. Новости политики, общество, криминал

От тихой ненависти – до насилия: в Украине седьмой год продолжается религиозная дискриминация верующих УПЦ

1 830

С начала боевых действий на Донбассе в Украине не прекращаются гонения на самую многочисленную конфессию в стране. Седьмой год Украинская Православная Церковь подвергается нападкам со стороны представителей националистических организаций и активистов проукраинских конфессий, а призывы к агрессии, разжигающие религиозную ненависть, открыто звучат из уст политиков и публичных персон на самых рейтинговых каналах.

От пятого до шестого пришествия

При президенте Порошенко, объявившем УПЦ одним из главных врагов Украины, каноническая Церковь пережила почти все этапы гонений: от демонизации, тихой ненависти и морального давления – до насилия, кровопролития и избиения людей. Смены власти гонимые верующие ждали, как Второго пришествия Христа, и при смене пятого на шестого президента в Украине наступила-таки конфессионная оттепель. Зеленский, действительно, всеми силами дистанцируется от церковного конфликта, а религиозные праздники встречает дома с семьей, чтобы не дать повода заподозрить себя в симпатии к одной из враждующих конфессий. И, насколько живой ненавистью горели глаза Порошенко, призывающего «Гнати геть Московську Церкву!», настолько искренним кажется желание нынешнего президента быть арелигиозным и отказаться ото всякого Бога во имя братолюбия в стране.

Однако, одной позиции главы государства оказалось слишком мало для того, чтобы прекратить дискриминацию украинцев по религиозному признаку, а священнослужители и прихожане УПЦ продолжают страдать за свою веру.

С 2014 года УПЦ потеряла более 120 храмов, которые были захвачены и/или обманно-коварным способом переведены в УПЦ КП и ПЦУ. В последние полгода захваты храмов практически прекратились, однако это связано больше с карантинными мерами и ограничениями на собрания людей, чем с угасанием религиозных страстей. Только вот, никакая пандемия не в силах остановить религиозную ненависть, от которой православные украинцы продолжают страдать – как морально, так и физически.

Батюшки против атошников

Уже несколько месяцев тянется показательная история с травлей священника УПЦ в Золочеве Львовской области. В городе, где нет ни одного храма УПЦ, небольшая православная община собирается на молитву во дворе дома молодого священнослужителя и его семьи. Однако само присутствие верующих УПЦ в городе действует на местные власти и представителей «проукраинских» конфессий как красная тряпка на быка – забор священника расписали нацистской символикой, а рядом с его домом провели «вече», на которое городской глава пришел со своей кувалдой, дабы показать серьезность намерений снести забор. Уже третий месяц от священника требуют покинуть город Золочев и «переехать в Почаев» – главный оплот Православия на Западной Украине. При этом, против молодого священника с малолетними детьми, за которого заступиться могут лишь пару десятков прихожан (среди которых половина бабушек-старушек) открыто выступают и местные активисты, и Нацкорпус, и ветераны АТО, но главное – представители власти.

Но, если в Золочеве православных только устрашают, то в Киеве прибегают к физической расправе. Так, в начале сентября возле одного из ТРЦ столицы группа молодых людей, находясь в нетрезвом состоянии, избила священника. По информации очевидцев, среди нападавших на клирика УПЦ был атошник, который свою агрессию к священнослужителю пояснили тем, что тот является представителем Церкви государства-агрессора. Пострадавший батюшка получил серьезные телесные повреждения, однако заявление в полицию писать отказался, по-христиански отпустив врагов своих со словами «Бог им судья!».

Не Божьей карой единой

За редким исключением, большинство виновных в дискриминации и даже физическом насилии, направленном на верующих УПЦ, остаются безнаказанными. А безнаказанность дает ощущение свободы и вседозволенности, стирая рамки между добром и злом, между выражением собственной позиции и преступлением.

«Реакцией государства на подобного рода инциденты должны быть аресты. Если были нанесены телесные повреждения – это статья Уголовного кодекса. Открывается уголовное дело, расследуется, передается в суд и выносится приговор. Но оставлять это просто так нельзя», – прокомментировала избиение священника в Киеве нардеп Анна Скороход.

По ее словам, с такими насильственными инцидентами можно бороться только ужесточением ответственности.

«У нас и так бардак в стране, а, если так будет продолжаться дальше, то будет страшно просто выходить на улицу, не то, что отпускать грехи. Поэтому здесь правоохранительные органы должны реагировать очень жёстко. Я считаю, что вообще должна быть государственная позиция по этим вопросам – уголовная и административная ответственность. И каждый должен понимать, что то, что он творит, будет наказано. Тогда у нас такого не будет. И надо это сделать несколько раз, показательно, нельзя отпускать такие случаи на самотек», – заявила она.

В том, что нападение на человека по причине несовместимости каких бы то ни было взглядов недопустимо,  убеждена и нардеп от «Оппозиционной платформы – За жизнь» Татьяна Плачкова. Более того, она считает, что именно государство несет всю ответственность за то, что украинцев избивают за их религиозные убеждения.

«Любое нападение на любого человека, кем бы то ни было, тем более, в состоянии алкогольного опьянения – недопустимо. Это сфера полномочий правоохранительных органов. И именно они должны разобраться с этим фактом и привлечь виновных к ответственности. А до тех пор, пока подобные выходки будут безнаказанны, мы не можем рассчитывать на то, что они не повторятся. Угроза того, что твои взгляды могут кому-то не понравиться, и на тебя просто нападут среди бела дня, в Украине сохраняется. Ни один гражданин страны от этого не защищен. Это и беда, и вина государства», – заявила она.

Проблема безнаказанности «карателей» верующих УПЦ заключается в том, что многие из них имеют негласный статус неприкосновенности в виде имиджа патриота, удостоверения УБД или фото на фоне национального флага в Фейсбуке. После Майдана, освященного кровью Небесной сотни (в которую вошли верующих разных конфессий!), в Украине стало зазорно даже подозревать в чем-то людей, у которых на некой линейке «национальной свидомости» уровень «проукраинскости» длиннее, чем у других. Практически все захваты храмов УПЦ и направленные против Церкви акции проходят под прикрытием Нацкорпуса, «Правого сектора» или атошников. Но неприкосновенные категории обычно не несут наказания – украинская Фемида давно сбросила свою повязку, вглядываясь в «голубые» дали светлого европейского будущего…

«Если мы живем в правовом государстве, то у нас есть специальная правоохранительная система для того, чтобы принимать решения по данным вопросам», – в свою очередь комментирует избиение клирика УПЦ глава Комитета Верховной Рады по вопросам прав человека, деоккупации и реинтеграции временно оккупированных территорий, национальных меньшинств и межнациональных отношений Дмитрий Лубинец.

«Если кто-то, молодой или старый, кто был или не был в АТО, считает, что другие люди, которые также были или не были в АТО, в чем-то там виноваты, то он обращается в правоохранительные органы и пишет соответствующее заявление, а правоохранительные органы этим вопросом занимаются», – отметил Лубинец, добавив, что при отсутствии заявления от потерпевшего даже публикация в СМИ может послужить основанием для того, чтобы полиция открыла уголовное производство.

Принципы невмешательства

Конституция Украины гарантирует свободу вероисповедания, однако в последние годы право человека иметь «своего» Бога в сердце нарушалось настолько бесцеремонно и цинично, что само слово «Церковь» утратило свою интимность. Томос стал символом национальной идеи, крестный ход новой Церкви превратился в парад вышиванок под национальными флагами, а о своей причастности к «Украинской Церкви» стали заявлять даже ярые атеисты, впопыхах надевающие крестик на ходу. «Бог в сердце» перекочевал в «Бога на знамени», а политика настолько смешалась с религией, что принадлежать к той или иной конфессии стала пропускным билетом для одних, и «черной меткой» для других верующих.

«Я считаю, что вся политика, которая велась и ведется на сегодняшний день с задействованием религии – это преступление, – отмечает Анна Скороход. – Потому что нельзя настраивать людей друг против друга, потому что есть история. У нас УПЦ Московского Патриархата была всегда, а ПЦУ получила Томос несколько лет назад, и никогда и ни при каких обстоятельствах нельзя смешивать религию с политикой».

Парламентарий также подчеркивает ответственность политиков за разжигание религиозной розни.

«Каждый имеет право на свободное вероисповедание. Кто считает, что он хочет ходить в церковь  Московского Патриархата – пускай ходит в церковь Московского Патриархата, кто хочет ходить в церковь Украинского Патриархата, в  Греко-Католическую Церковь –   пусть ходит. Нельзя ссориться на почве религии, это недопустимо. Точно так же, как нельзя ссорить людей на почве языка. И те люди, которые такое творят, должны быть наказаны по всей строгости закона», – заявила Скороход.

Гонимая в своей стране Украинская Православная Церковь не единожды обращалась за поддержкой в ООН, ОБСЕ и другие международные организации, а доклады о захватах храмов в маленьких селах на Буковине и избиении верующих прозвучали на весь мир.

«В цивилизованном государстве такое (избиение верующих по принципу конфессионной принадлежности – прим. ред.) недопустимо. Но сегодня подобные ситуации становятся системой в нашем обществе – из-за безнаказанности, стремления определенных политических сил максимально стравить общество, вбрасывая темы для раскола и постоянно нагнетая их. Плюсов Украине это однозначно не добавляет, а просто дает дополнительные основания для картинки в СМИ, попросту дискредитирующей нашу страну», – считает Татьяна Плачкова.

Дискриминация по религиозным и другим признакам в Украине процветает из-за «подогрева» в политической среде и в СМИ, и государство должно ее пресекать, отмечает нардеп.

«У нас государство отделено от Церкви и религиозных организаций. И его реакция должна быть однозначной – в соответствии с законом, с качественным и объективным расследованием правоохранительными органами и наказанием виновных. В правовом государстве, а Украина позиционирует себя таковым, любая ситуация должна рассматриваться исключительно в правовом поле без каких-либо предубеждений. Но и позиция СМИ не менее важна, во многом именно они формируют общественную точку зрения», – заявила она.

От активистов – к анархистам?

Во времена президентства Порошенко религиозный конфликт в Украине развивался стремительно, но ожидаемо. Если гарант державы выступал с очередными нападками на УПЦ, в ближайшие дни по «зеленому свету» можно было ожидать нападения националистических организаций на храмы или Лавры.

Сегодня агрессия в сторону УПЦ имеет неконтролируемый характер, но от этого не становится менее безопасной. И примером тому – избиение священника группой атошников в Киеве.

«Как только у нас кто-то берет на себя функцию принимать решения о том, что виноват тот или другой, то это автоматически ведет к краху правоохранительной системы, – заявил глава Комитета по правам человека Лубинец. – В итоге мы придем просто к суду Линча и вообще к анархии. Поэтому при всем уважении ко всем, я лично осуждаю вообще такое поведение, и считаю, что любой человек не может быть наказан другим человеком. Для этого у нас есть государственная система».

Он также подчеркнул, что в правовом цивилизованном государстве подобные инциденты «невозможны в принципе».

«Это ложный путь, и, если даже кто-то считает, что это поможет Украине, то это наоборот – приведет к тому, что общество будет разделяться. Этого точно не нужно допускать. И точно применение силы, так называемый «карательный аппарат», должен быть только в руках государственных органов – и все. Государство должно принимать в этом непосредственное участие», – сказал Лубинец.

Украинская Православная Церковь была и остается самой многочисленной конфессией в Украине, несмотря на все давления и лишения, ведь испытания только укрепляют истинную веру. Церковные общины, у которых отобрали храмы, оборудуют молитвенные комнаты в своих домах, перестраивают под храмы сараи и заброшенные магазины, проводят богослужения под открытым небом, но не прекращают молитвы. При этом Церкви остаются верны не только старожилы, но в УПЦ тянется и молодежь – в этом году в Киевскую духовную семинарию и академию был самый большой конкурс за последние годы. А это значит, что новое поколение православных, уже закаленных эпохой гонений, будет нести свою веру в неизбежное светлое христианское будущее…

Источник