Новости Запорожья. Новости политики, общество, криминал

О “нормальности” образования в запорожском вузе

1 361

Данная статья – сугубо субъективное видение автора. В тексте присутствуют оценочные суждения и личное мнение автора .

Мечта стать журналистом появилась у меня, когда я была ученицей 5-А класса школы номер 15. Я слабо представляла себе что такое журналистика, и грезила о том, что буду фотокорреспондентом в горячих точках. Путешествия, разные люди и знакомства, мир сквозь объектив камеры – это казалось таким романтичным и захватывающим…

Но так сложилось, что по жизни я очень ленивый человек. Очень. До безобразия. Посему ничего ради своей мечты я не делала. За это родители забрали меня из школы и отдали в ПТУ. Будешь, говорили, руками зарабатывать, раз мозгами не захотела.

Мой путь к заветной мечте был нелегким и его вполне можно описать как «сквозь тернии к звездам». Звездой, ведущей меня сквозь темноту непонимания, был ВУЗ и обучение в нём.

И вот заветный миг. 1 сентября 2012 года, площадь перед спортивным комплексом Запорожского национального университета, абитуриенты произносят торжественную клятву и двери корпусов для всех будущих обладателей высшего образования – нараспашку!
Как сейчас помню свою святую и наивную веру в то, что все будет. Я переведусь на бюджет, стану профессиналом и буду делать великие дела.
Сейчас, с дипломом об окончании университета на руках, это вспоминается с такой ностальгией и трепетом. И вместе с тем приходят в голову осознание того, насколько быстро и  легко мою гранитную мечту разбили вдребезги.
Как я говорила раньше, я очень ленивая. И поинтересоваться о том, что такое университет и как там живут , я не удосужилась. Помнила по рассказам старших друзей, что это сложно, но весело. Студенческие праздники, подготовка к сессии за 1 ночь, несправедливые преподаватели, бессонные дипломные ночи, красные глаза и море приятных воспоминаний. Вот о чем я думала, когда поступала в университет. А уж никак не о том, как будут учить будущих представителей четвертой власти.

А вот как раз таки обучение и стало преградой на пути к великому.

Первый курс. Мы — студенты факультета журналистики. Нас аккуратно знакомят с профессией и спецификой специальности, паралелльно объясняя нам, что это вообще такое и как с этим жить. Наряду с этим нас учили украинскому и русскому языку, истории Украины и украинской литературе. Эти предметы были первым семенем сомнения. Ведь… Погодите. Пусть не я, но остальные 24 человека пришли к вам оттуда, где учили эти же языки и эту же историю с  этой же литературой на протяжении 11 лет. Одиннадцати! Теперь еще и тут… Ну, ничего в этом плохого и нет. Ведь это общеобразовательные предметы, лишним не будет.

И вот тут , на этом же первом курсе нас , зеленых и неопытных, отправляют на предмет под названием «студийный практикум». Первый курс, я подчеркиваю. Нам читают лекции о тележурналистике, о процессе съемки, дают вводные инструкции. А после этого  дают камеру и микрофон в руки и говорят «иди снимай». Конечно, тогда радости не было пределов! Первый раз в руки взять настоящую огромную телекамеру, записать первый стендап, начитать первый закадровый. Вау! Параллельно с этим начался еще один предмет, где нас начали учить настоящей современной интернет-журналистике. Жанры, структура текстов, мультимедийность. И каждую пару ты что-то пишешь! Каждый раз что-то делаешь. Ну разве это не прекрасно? Я была по уши влюблена в это и верила, что я — на правильном пути.

На втором курсе студийного практикума больше не было. Да и писать мы стали намного меньше. Но смогли проявить свою креативность и на дисциплине журналистская этика покорили самого строгого преподавателя, заработав от нее «отлично» автоматом для всей группы. Тут же был один из моих любимых предметов «газетно-журнальное производство». И тут, уже на втором курсе, появился еще один предмет – история украинской журналистики. Семя сомнений во мне росло. Пишем мы меньше, снимает и монтирует 1 человек, в то время как остальных попросту не успели научить этому. И второкурсникам, которым, казалось бы, нужно уже давать больше практических знаний, начинают читать профильую историю. Да. Украинская литература тоже никуда от нас не делась.

Третий курс стал самым сложным для нас. Но, самое интересное, что сложным он стал не потому, что было как-то много практики или работы больше. Нет. Третий курс привел распределение на специальности. Я — будущий радиожурналист. Но пар, касающихся непосредственно радио, у нас всего три в неделю. Всего лишь три. На всю неделю. Остальное — история украинской журналистики и украинская литература. Да, я опускаю дисциплины по типу «социология массовых коммуникаций» и «коммуникационные технологии» (хотя это один из самых интересных за все 4 года предметов). Но опускаю их не потому, что они не важны. А потому, что попросту не помню их. Знания по ним где-то определенно есть, но сами предметы я не помню. А вот историю украинской журналистики и литературный стиль — помню. Потому что этих пар у нас было по 3-4 в неделю. Профильных предметов — по 1-2. И радио, и теория по нему, и сама студия… Я была уверена, что мы не должны оттуда вылазить.

Но нет. Мы не вылазили из библиотек и архивов, где знакомились с альманахами, сборниками и прочими прелестями украинского письменного творчества.

Собственно, 3 курс стал последним, где нам читались хоть какие-то действительно жизненно необходимые и важные в работе предметы. Нас тут учили писать аналитические статьи и проводить расследования. Но на фоне «Русалки Днистровой» это все где-то, увы, затерялось.

Семена сомнений в целесообразности и нормальности такой расстановки дисциплин уже выросли в нескромную такую траву и вовсю начинали колыхаться во мне. Я действительно искренне не понимала, почему журналисты тратят такое огромное количество времени на украинскую литературу, а не на то, что нам нужно в работе. Как вы понимаете, к камерам мы с 1 курса больше не прикасались. Итого — за уже 3 года обучения у нас был один часовой курс съемки и еще один часовой курс монтажа. Конечно, те, кто пошли на тележурналистику, эти пробелы восполнили. Но они сейчас, как оказалось, совершенно не умеют писать. А мы, радиожурналисты, ума не приложим, как нужно правильно и грамотно выглядеть в кадре. Да-да, возможно нам это и не нужно. Но… украинская литература мне в работе пока тоже не особо помогла.

Финальным аккордом в драме о моем разочаровании в системе образования стал 4 курс, выпускной. Спасибо большое ему за то, что тут было много радиопрактики. Еженедельная подготовка и выпуск новостей, разработка и запись собственной программы. Все было. Здорово. И…все. Больше не было ничего. Кроме знаете чего? Правильно! Истории украинской журналистики и украинской литературы! И не одним этим обошлись. Именно на 4 курсе почему-то посчитали, что будет уместным сейчас, когда мы уже работающие практикующие журналисты, начать учить нас еще и истории зарубежной журналистики и зарубежной литературе! А еще именно тут, на 4 курсе, во втором семестре нас начали учить теории журналистики. Вам не показалось. Да. На 4 курсе, когда мы уже наполовину погрузились в написание дипломов и пытались это  совмещать с работой по специальности, в университете мы слушали о теории журналистики, о том ,что это, какие бывают жанры и как произведения в этих жанрах правильно создавать.

Все. Моему возмущению нет предела. 4 года обучения, которое стоило около 40 тысяч гривен. Ради того, чтоб научить нас истории украинской и зарубежной журналистики, и на протяжении всех этих 4-х лет нам читать все то, что люди 11 лет учили в школе.

Я не могу сказать, что университет не дал мне ничего. Это откровенная и наглая ложь, ведь знания, опыт и навыки профессиональные я получила в стенах родного вуза. Но как же мало мне дали журналистики.

Да, несомненно. Вот тут  сейчас крайне уместны стандартные песнопения о «самообразовании и саморазвитии» и о том, что «кто захочет — все всегда получит». Несомненно. Но, простите. Я пришла учиться. Учиться быть журналистом. И в моем понимании 3 года истории украинской журналистики меня профессионалом своего дела не сделают. Они привнесут что-то в мою работу, но не дадут основных знаний в ней.

И я бы очень хотела, чтоб на этом все и закончилось. Но, как вы понимаете — нет. Есть еще 5 курс. Ведь 4 года — это бакалавр, что есть неоконченным высшим образованием. А так дело не делается. Нужно еще полтора года за партами и еще 15 тысяч гривен. Будь у меня выбор, я бы вряд ли на это согласилась. А так — сдала государственный экзамен, защитила диплом и отправилась готовиться к вступительным.

Вступительных экзаменов вообще всего 2, но если вы идете на несколько специальностей или с одной профессии на кардинально другую, или же  если вы не определились, хотите вы стать магистром или специалистом, то у вас этих экзаменов будет три.

Первый — иностранный язык. Когда я увидела, что именно мы будем сдавать, я вспомнила тот факт, который еще больше очернил мои воспоминания об образовании в университете. Английский язык нам преподавали лишь полтора года. 1 курс и немного второй. Зато до третьего курса у нас была физкультура. Помните такой в школе урок? Вы разминки делаете, нормативы сдаете, когда-никогда в какие-то игры спортивные играете. Ну, физра. Та самая. В университете. Ты сначала на стадионе побегал, а потом уставший пришел учить теорию и методику журналистской деятельности. Очень увлекательно было!

А вступительный экзамен по английскому языку на 5 курс я сдала на «тройку».

Второй экзамен при вступлении на специалиста или на магистра — профильный. Я закончила 4 курса обучения на факультете журналистики и поступаю на факультет журналистики. Заканчивая 4 курса и получая диплом, я сдавала государственный экзамен. Это солянка из 90 вопросов по абсолютно всем дисциплинам, которые когда- либо нам преподавались. Госэкзамен был в июне, а в августе — вступительный экзамен на 5 курс. А знаете что это за экзамен? Сборная солянка из десятков вопросов по всем дисциплинам, которые когда-либо нам читались. Я понимаю, если бы я училась на факультете физического воспитания или на экономическом, и пришла на журналистику за вторым высшим. Конечно есть смысл сдавать это (хотя и тут можно поспорить). Но… Я же месяц назад отвечала вам на эти вопросы. Вы считаете, я забыла это и мои знания улетучились? Нет. Вы считаете, что я не достойна получать высшее образование, если моих знаний, полученных от вас же, недостаточно. Логика в этом есть.

Но! Вступительные на 5 курс, на специалиста и магистра, их два. Вот тех самых профильных экзаменов — два. И они одинаковые. Разница лишь в том, что на специалиста нет вопросов по законодательной базе, а на магистра они есть. То есть для получения действительно высшего образования мне нужно три раза делать одно и то же. А, кстати, ни разу за всю историю моего получения образования в вузе не было такого, чтоб приобретенные знания проверялись и оценивались в режиме «реальных условий». Ну, к примеру, не было такого, чтоб экзаменом по, скажем, радиопроизводству или журналистским расследованиям, стала радиопередача или реальное настоящее журналистское расследование. Так и при вступлении на 5 курс наши профессиональные навыки мало кого беспокоят.

Очевидно, что такая расстановка приоритетов в преподаваемых дисциплинах и такой механизм экзаменации — вина не факультета или даже вуза, а системы образования в целом. Я точно знаю, что у нас на журфаке есть преподаватели, которые готовы менять это, готовы давать реально необходимые знания. И я точно знаю, что они уже начали это делать, привнося новые дисциплины. Но пока все меняется лишь точечно, только шестеренки. И до тех пор, пока диктуется учебный план и программа «сверху», где вряд ли кто-то реально задумывается о том, кого чему и как учат, все так и останется.

В этой колонке то, что меня злило и раздражало последний год. Злило, раздражало, выводило из себя, становилось темой для многочасовых споров с коллегами по цеху,  поводом для руганины с преподавателями. В конечном счете я все равно работаю по специальности. Я – журналист. Иногда становлюсь и радиожурналистом, но в большинстве своем – представитель современной касты «интернетчиков». И с каждым сказанным мною в этом тексте словом можно поспорить, доказать, что я не права. Но, опираясь на свой небольшой опыт работы и вспоминая те 4 года в университете, с ужасом готовясь к еще одному такому же, я могу с уверенностью сказать, что система образования у нас, мягко скажем, ненормальная. Так или иначе, я благодарна тому, что дал мне мой ЗНУ. Моих людей, мои воспоминания, мой горький и радостный опыт. Эти 4 года — огромная часть жизни, которую хочется помнить вечно. И, конечно, без того, что дали мне преподаватели, я бы не стала тем, кем есть сейчас — развивающимся и стремящимся к чему-то большему начинающим журналистом.

Анастасия ПОТАПЕНКО