Новости Запорожья. Новости политики, общество, криминал

Максим Дрозденко: в Запорожье фальсифицируется очередное уголовное дело для прикрытия преступлений Анисимова

27

В редакцию ГОЛОСа обратился запорожский бизнесмен Максим Дрозденко с просьбой опубликовать его версию произошедшего в хостеле.

Далее мы приводим полный текст письма:

“Жизнь иногда делится на до и после, в этот раз раздел произошел для моей семьи. Эмоций не будет, иначе совсем сорвусь.

Вчера каждое СМИ обязательно написало о незаконном хостеле, в котором был пожар и погибли люди, и о задержании хозяйки хостела, на котором тут же пропиарились начальник УВД и прокурор. Так вот. Никакого хостела там никогда не было. Вывеска, которую показали все журналисты, – относится к соседнему зданию ( и сначала писали о пожаре в нем).

Максим Дрозденко: в Запорожье фальсифицируется очередное уголовное дело для прикрытия преступлений Анисимова

Это офисно-складское здание, в нем сдавались в аренду комнаты торговцам на рынке (некоторые в них ночевали, но ничего незаконного в этом нет). Комнаты сдавались на длительный срок и в соответствии с договором – ответственность за пожарную безопасность несет арендатор (это общепринято, очевидно, что, сдав помещение, владелец утрачивает реальный контроль над ним).

В тех же правилах пожарной безопасности, в нарушении которых обвиняют мою жену, прямо сказано:

  1. У разі передачі в оренду цілісного майнового комплексу або окремих його частин, приміщень, інших об’єктів за домовленістю сторін цивільно-правового договору визначаються права та обов’язки орендаря та орендодавця щодо забезпечення пожежної безпеки та відповідальності за порушення вимог пожежної безпеки на об’єкті оренди.

Один из погибших, гражданин Азербайджана, снимал комнату и устроил в ней пожар. В это время в ней было несколько его то ли партнеров, то ли работников. Причина пожара на сейчас неизвестна, пожарники заявили о возгорании электронагревателя (как должен владелец сделать так, чтобы арендатор не включал обогреватель?!) от фонаря, спросив, могли ли его включать.

При этом они не скрывают, что рассматривают несколько других версий, а точную может установить только экспертиза, которую никто не только не проводил, но и не назначал. Одной из версий является поножовщина между арендаторами и поджог для скрытия следов преступления (следователь ее рассматривает, допрашивает по этому поводу, но игнорирует). Эта версия общеизвестна на рынке и уже обсуждается в СМИ.

Многие не верят, что это был случайный пожар. Поговаривают, что между мужчинами произошла стычка и они друг друга порезали, а потом один из них организовал пожар, чтобы замести следы.

Тем не менее, даже до предварительного осмотра места происшествия  прокурор области заявляет, что будет задерживать должностных лиц арендодателя.

Моя жена, директор предприятия “Приват-Инвест Групп”, зная об этом, но считая, что ничего незаконного не делала – после этого заявления идет к следователю и несет с собой запрошенные им документы (в том числе договор аренды и договор о назначении ответственного за безопасность здания).

Допросив ее как свидетеля, тот немедленно, не предъявив подозрения, задерживает ее на основании того, что некие очевидцы (которых нет и быть не может – она не была в этом здании вообще, им занимался управляющий) прямо указали на нее.

При этом в этот же день с утра  в городе покушение на убийство главы армянской общины, заказанное, как очевидно, бывшим смотрящим Анисимовым. В результате покушения охранник руководителя организации получил ранение в живот. Пуля прошла навылет, сейчас он находится в городской клинической больнице №5 и врачи оценивают его состояние как стабильно тяжелое.

С чем связано покушение на Саргсяна, в Союзе армян Запорожской области ответить затрудняются, так как, по словам руководства организации, никто из членов общины не замешан ни в каком криминале.

Киллер, к сожалению, не пришел в кабинет к следователю – в отличие от моей жены – и отчитаться о его задержании не удалось – в отличие от задержания моей жены. Прокурор не скрывает, что уже отчитался перед Луценко о раскрытии преступления, и никакие аргументы защиты его не интересуют”.