Егор Грушин: в Запорожье потрясающая публика и энергетика

317

В четверг, 9 марта, запорожские меломаны собрались в краеведческом музее, для того чтобы погрузиться в романтическую атмосферу камерного акустического фортепиано. Львовский пианист и композитор Егор Грушин подарил слушателям настоящий весенний праздник концептуальной лирики – простой, но чрезвычайно органичной музыки, без лишних драм гармонизирующих пространство.  

Автор самой мелодичной современной фортепианной классики – молодой украинский композитор – говорил с нами о жизни в музыке и музыке в жизни.

— Егор, с чего началась ваша история пианиста?

— Моя сестра училась в музыкальной школе по классу фортепиано. Я брал пример с нее и пробовал что-то играть. Ну и решил сам пойти в музыкальную школу. Сначала хотел играть на саксофоне, но там меня убедили, чтобы я записался все-таки на фортепиано. В классе пятом было даже желание бросить, но проучился еще несколько лет. После школы думал, что с фортепиано покончено, но музыка сама начала приходить в голову, и я начал писать собственные произведения, которые быстро распространились через интернет. Мне предложили провести несколько пробных концертов, после которых я понял, что музыка – это мое. И вот уже более пяти лет пишу музыку и даю концерты.

— Как так случилось, что вы избежали консерватории?

— Преподаватели в музыкальной школе возлагали на меня надежды. Я постоянно участвовал в конкурсах, привозил награды. В конце концов, закончил школу с отличными оценками. Но вот с продолжением музыкального образования не сложилось. Перед началом одного из конкурсов, который проходил в филармонии, председатель жюри спросил меня: «Ну, ты же будешь поступать к нам, правда?» Я был в выпускном классе, хотя в обычной школе еще оставался год обучения. «Не знаю, — говорю. — У меня год, чтобы все взвесить, обдумать». В планах еще была экономическая специальность. И вот на этом конкурсе солистов меня проигнорировали, хотя знаю, что сыграл хорошо. Об этом говорили и некоторые преподаватели, и ученики. Эта несправедливость окончательно отбила желание продолжать музыкальное образование. Хотя и экономистом не стал. Жизнь же вернула к музыке. Долго занимался самообразованием, потому что никогда не имел уроков по композиции, процесса написания произведений, их аранжировке. Но музыка приходила ко мне, и я не мог этому противостоять.

— Кто из музыкантов на вас оказал самое большое влияние?

—  Могу сказать, что полюбил я музыку в принципе благодаря рок-группе «Muse» и нашему «Океану Эльзы»… Но это было в самом начале. Что касается классики, то мне более по душе современники, как, например, Нильс Фрам, Оулавюр Арнольдс, Фабрицио Патерлини. Но я бы не сказал, что они очень сильно на меня влияют – просто это то, что мне нравится. Я не могу так сказать, потому что мелодика у меня украинская.

— Ваша музыка чрезвычайно мелодичная и слаженная. Бывает так, что вы экспериментируете, намеренно ломая смысловые конструкции и гармонию?

— Я часто говорю о том, что моя музыка несложная. Не люблю писать сложную музыку, потому что ее и так много и не каждый человек ее понимает. Я пишу то, что мне приходит и для меня больше важна гармония и мелодия – простые, понятные многим людям эмоции и чувства. Это важнее, чем технически сложное произведение, хотя, конечно, в музыкальном училище я играл сложные произведения Рахманинова, Листа, Шостаковича и т.д.

— Насколько сильно отличается для вас игра на акустическом фортепиано и на электронном инструменте?

— Сильно отличается. Играя на живом инструменте, я часто теряю счет времени. На фортепиано не только приятно играть для зрителей, но гораздо приятнее и писать музыку. Я при каждой возможности стараюсь играть на живом инструменте.

— Вы для голоса музыку пишете? Сотрудничаете с кем-то из музыкантов?

— Да, у меня было в свое время несколько таких проектов, где я писал музыку для песен, но сейчас уже мне это неинтересно. Мне и сейчас поступают предложения от других музыкантов поработать вместе, но я пока отказываюсь, потому что не хочу жалеть об этом. Мне нравятся многие наши музыканты и их творчество, так пусть это так и остается. Восхищаться лучше на расстоянии.

— Вы пишете музыку для фильмов. Какая была последняя работа?

— В последний раз мы работали над саундтреком к нашему хорошему полнометражному фильму «Жива». Я писал, собственно, оригинальную инструментальную дорожку к этому фильму. Раньше я писал саундтреки к фильмам «История жизни игрушки», «Мальчик- выбор», «Finita la tragedia» и «Ангелы умирают на рассвете». Первые три саундтрека я написал по просьбе друзей, четвертый – это уже был заказ, но я справился с ним с удовольствием.

— Что вас вдохновляет? Люди, поездки, вещи?  

— И люди, конечно – мои друзья, ритм жизни, все, что меня окружает. Например, сегодня я играл в Запорожье. Здесь очень хорошая атмосфера, слушатели очень потрясающие –  внимательные и доброжелательные – это все чувствуется. И сегодня на концерте я уже сделал несколько зарисовок для будущих композиций в ходе своей игры. Так получается, когда происходит полная гармония с залом.

— Вам больше нравится играть в камерных залах или больших?

— Мы играем в разных залах. Совсем не важно, какого размера зал и сколько людей пришло на концерт. В прошлом году мы играли в вашей филармонии, а завтра будем в Киеве в большом зале, потом во Львове… Просто нужно реально отдавать себе отчет по поводу количества публики, а размер зала не важен.

— Вы себя считаете интровертом или экстравертом?

— Однозначно я интроверт. Вот мы только об этом в поезде несколько часов говорили,  кто мы – интроверты или экстраверты. Больше все-таки вглубь себя направлены.

— Как вы считаете, публике нужно знать что-то о личной жизни музыканта?

— Только то, что он позволяет о себе знать. Конечно, что-то знать нужно, потому что человеку важно представлять, кто перед ним, кто для него играет.

— И кто вы, кроме музыканта и композитора?

— Я – организатор. Есть творчество, как таковое, а есть еще и какие-то организаторские вещи… Например, мне нужно думать, как сделать хороший концерт во всех отношениях, и это не только музыки касается. Всегда нужно подумать о том, как сделать это правильно. Плюс я сейчас занимаюсь одним фестивалем (руководитель одной из сцен фестиваля «Zaxidfest» — авт.), а ранее делал несколько. Честно говоря, в последнее время я принял решение не распаляться, а ужаться до нескольких важных для меня вещей – это свое творчество и кое-что и вот этот фестиваль, и сразу все у меня пошло максимально гармонично.

— Егор, что пожелаете нашим читателям?

— Желаю вам мира и спокойствия в эти непростые времена. Также хочу пожелать вам заниматься и делать то, что вам действительно нравится, а не что вам навязывают. Не бойтесь делать нереальные, на первый взгляд, шаги, идите за своими мечтами и верьте в себя, чтобы потом не жалеть о чем-то, что не сделали или не успели!

Ева Миронова

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ