По данным последних исследований Запорожье оказалось самым опасным и криминогенным городом Украины.

Неутешительная статистика, недоверие населения к правоохранительным органам и разгул преступности в городе подтолкнули корреспондента ГОЛОСА к написанию данного интервью.

Признаюсь честно, найти действующего сотрудника полиции, который бы согласился пообщаться с журналистом, было очень сложно.

Оперативник запорожского райотдела откровенно о реформе МВД, взятках и избиении заключенных

Однако мне улыбнулась удача и оперативник одного из городских райотделов все же решился поведать широкой аудитории о тонкостях своей профессии.

С Виталием Коноваловым (фамилия изменена) мы беседовали о коррупции, реформах в правоохранительных органах, возможности избежать справедливого наказания и не только.

— Здравствуйте, Виталий! Очень рада вас видеть! Как настроение?

— Добрый день. Мне также очень приятно познакомиться. Настроение – рабочее.

Скажите, а почему правоохранители настолько закрыты? Мне пришлось около месяца искать интервьюера, который бы не шарахался от предложения пообщаться.

— Действующим сотрудникам правоохранительных органов внутренними предписаниями запрещено разглашать любую информацию, касающуюся их профессиональной деятельности. Если начальство прознает, то обязательно возникнут проблемы, вплоть до увольнения.

Для общения с журналистами у каждого ведомства есть своя пресс-служба. Именно они коммуницируют с общественностью и предоставляют именно ту информацию, которую ей нужно и можно знать.

Оперативник запорожского райотдела откровенно о реформе МВД, взятках и избиении заключенных

— Расскажите немного о себе и о своей карьере в полиции?

— После окончания школы я поступил на юридический факультет КПУ. Получив высшее образование,  длительное время работал юристом. В один прекрасный день я осознал, что многие мои друзья и знакомые стремятся работать в полиции. Именно тогда я впервые задумался о том, чтобы попробовать себя в роли правоохранителя.

Придя в райотдел, меня взяли в патрульно-постовую службу. Однако я уже тогда понял, что хочу быть оперативником и работать, так сказать, «в поле».

После нескольких лет работы в ППС появилось вакантное место, и я стал оперативным сотрудником, на должности которого собственно и работаю уже более 6 лет.

— Я так понимаю , вы холосты? Это издержки профессии?

— Да, вы правильно понимаете. Мне 35 лет и я ни разу не был женат. Моя профессия попросту не оставляет мне свободного времени. Мне приходится работать по 24 часа в сутки без выходных. К примеру, в отпуске я не был уже более 2 лет. Сложно найти девушку, которая вытерпит подобный ритм жизни…

Оперативник запорожского райотдела откровенно о реформе МВД, взятках и избиении заключенных

— Занимаетесь ли вы спортом? Как поддерживаете себя в форме?

— Профессионально спортом я занимался в юности. Бросил занятия из-за травмы.

Сейчас ничем не занимаюсь, однако все нормативы сдаю на «ура».

Мне приходится постоянно быть в движении, а это лучше любого спорта.

— Какой у вас график работы? Достойно ли она оплачивается?

-Де-юре – мы должны работать с 9 до 18.00 ежедневно, пятница – короткий день. Однако де-факто я работаю с раннего утра и до позднего вечера плюс суточные дежурства.

На выходных, по статистике, совершается основная масса преступлений, и тогда нас вызывают на работу.

График просто сумасшедший. Бывает, что получается поспать лишь пару часов за сутки.

По поводу оплаты. Я считаю, что такая работа должна оплачиваться намного лучше. Получаю я в среднем 7-10 тысяч гривен, в зависимости от размера премии. Однако мы как в старые добрые времена тратим личные средства на бензин, форму и канцелярию. Нам никто ничего по факту не выдает. Вот и считайте сами.

На такие деньги невозможно содержать семью и нормально существовать.

Оперативник запорожского райотдела откровенно о реформе МВД, взятках и избиении заключенных

— Расскажите пару самых интересных и запоминающихся случаев, связанных с вашей профессиональной деятельностью.

— На самом деле их было достаточно много. Пожалуй, самым запоминающимся для меня стал найденный во дворе частного дома полуразложившийся труп. Убитый мужчина был завернут в ковер и закопан на глубине примерно трех метров. Пролежал он в земле около месяца…Зрелище, мягко говоря, не для слабонервных.

Кроме этого мне приходилось задерживать серийного насильника, нападавшего на девушек в подъездах. Он не только силой брал женщин, но и грабил их. Я задержал его самостоятельно ранним утром. Заглянув в его глаза, мне впервые в жизни стало не по себе. У него был взгляд реального зверя.

— А как насчет взяток? Реально ли сейчас «отмазаться» от совершенного правонарушения?

— Могу с уверенность сказать, что нет такого преступления, от которого невозможно откупиться. Печально, но это факт. И хотя сейчас многие боятся брать взятки, коррупция в правоохранительных органах все так же процветает.

Оперативник запорожского райотдела откровенно о реформе МВД, взятках и избиении заключенных

— С чем вы связываете сегодняшний разгул преступности в городе? Почему именно Запорожье на данный момент стало самым опасным и криминогенным городом в стране?

— В первую очередь это связано с тотальным безденежьем. Многие уволенные с заводов и предприятий выбирают путь наименьшего сопротивления – начинают заниматься воровством, грабежами и разбоями.

Нам все чаще приходится задерживать преступников, у которых нормальные семьи: дети и жены. Они объясняют свои поступки безработицей и огромными ценами на все вокруг.

Оперативник запорожского райотдела откровенно о реформе МВД, взятках и избиении заключенных

Во-вторых, лично я связываю данную ситуацию с уже отмененным «законом Савченко». Благодаря ему на волю вышли тысячи рецидивистов, которые буквально заполонили города. Они не умеют, да и не хотят жить по-другому.

Кроме этого не стоит сбрасывать со счетов то, что преступники чувствуют свою безнаказанность. Полицейских попросту не хватает, а новые законы, принятые правительством, притесняют права полиции и развязывают руки криминалитету.

— Как вы оцениваете реформу правоохранительных органов? Она достигла поставленных целей?

— Однозначно не достигла. Считаю, что заявленная реформа полностью провалилась и не выполнила даже 5% поставленных целей.

— А новые полицейские более квалифицированы и подготовлены, нежели сотрудники канувшей в Лету милиции?

— Нынешние полицейские менее эффективны нежели исчезнувшие ППСники и ГАИшники, которые выполняли намного больший объем работы.

Складывается впечатление, что современная полиция – это красивая картинка и ничего более. Сэлфи, девушки в форме, новенькие машины, участие в городских мероприятиях…Это конечно хорошо, но стоит понимать, что «приусы» совершенно не приспособлены к нашим дорогам и гнаться за преступниками на этих машинах можно только по центральным заасфальтированным улицам.

Кроме этого патрульные попросту не выдерживают нагрузок, ведь им обещали большие зарплаты и работу на манер американских копов. Однако столкнувшись с реальными отморозками и бешеным ритмом, они попросту уходят. Вот откуда у патрульных постоянный недобор…

Оперативник запорожского райотдела откровенно о реформе МВД, взятках и избиении заключенных

Девушки же, по моему глубокому убеждению, вообще не должны работать на улицах. Некоторые представительницы прекрасной половины человечества, сегодня гордо именующие себя патрульными, в прошлом были моделями, парикмахерами и даже проститутками. Какие из них получились копы, остается только догадываться.

— Правда ли, что  работники исправительных учреждений, которым приходится проявлять жесткость и чуть ли не ежедневно сталкиваться с деклассированными элементами, становятся более агрессивными и жестокими в повседневной жизни?

— Да, к сожалению, это правда. Так получается, что именно надзиратели вынуждены львиную долю своей рабочей смены проводить в окружении правонарушителей. Они общаются с ними, конфликтуют, перенимают повадки и становятся озлобленными на весь мир.

Практически каждый из них злоупотребляет спиртными напитками. Не редко мне приходилось слышать, что они избивают своих жен и детей, а также ведут себя в повседневной жизни достаточно агрессивно.

— Приходилось ли вам выбивать силой показания из правонарушителей и одобряете ли вы такой метод работы?

— Не буду лукавить – приходилось. Без этого в нашей работе никак. Если перед тобой сидит человек, который совершил преступление и ведет себя нарочито дерзко, то тебе не остается ничего другого, как проявить силу.

Оперативник запорожского райотдела откровенно о реформе МВД, взятках и избиении заключенных

Одобряю я или нет такой метод воздействия на задержанных – вопрос неоднозначный и сложный. Бывают разные ситуации. Естественно я не сторонник избиений и пыток, однако иногда заставить преступника говорить можно только силовыми методами.

При работе с матерыми рецидивистами приходится показывать им, что закон здесь — это ты. Если хотя бы раз дать слабину, то задержанные уже никогда не станут признаваться в содеянном, считая тебя слабаком.

— Не считаете ли вы наш уголовный кодекс, мягко говоря, несправедливым? Так, за убийство преступник может получить 7-8 лет, а за угон автомобиля 6?

— Уголовный кодекс однозначно требует пересмотра и редактуры. Действительно, бывают случаи, когда срок за совершенное преступление кажется несправедливым и мягким.

— Не думали ли вы сменить род деятельности?

— Уже нет, но своим детям я не пожелаю работать в правоохранительных органах. А положа руку на сердце,  буду категорически против такого выбора.

— Когда-то давно я услышала фразу: «Исправительная система лишь называется исправительной. На самом деле она никогда никого не исправляет». Вы согласны с данным высказыванием?

— Отчасти согласен. Но тут стоит понимать, что современное общество не хочет принимать «в свои объятия» людей, отсидевших срок. В жизни бывают разные ситуации и, попав в места не столь отдаленные, ты практически в 100% случаев лишаешься шанса на нормальную жизнь.

Оперативник запорожского райотдела откровенно о реформе МВД, взятках и избиении заключенных

Если бы с заключенными проводились лекции, которые настраивали их на позитивный лад, а в обществе реализовывались программы по поддержке  вышедших на волю, то всем нам жилось бы легче.

— Приходилось ли вам сталкиваться с настоящими маньяками или серийными убийцами? Не страшно вообще работать с такими людьми?

— Приходилось. Нет, не страшно. После стольких лет работы в правоохранительных органах мне неоднократно угрожали, резали шины и пытались запугать. Однако я понимаю, что никто не будет настолько самоотверженно отдаваться работе, как я.

На самом деле я верю в то, что делаю наш город чище и безопаснее что ли.

— Пытались ли вас соблазнить задержанные вами правонарушительницы? Или может быть вы сами проникались симпатией к задержанным?

— Было и такое. Задержанные девушки неоднократно норовили соблазнить меня и моих коллег. Среди них попадались достаточно привлекательные и интересные собеседницы.

Мне всегда это казалось забавным. К ним я отношусь исключительно как к моим «клиентам» и не более.

— А вам приходилось применять огнестрельное оружие к людям? Вы бы смогли убить человека?

— При прямой угрозе моей жизни  смог бы незадумываясь. Применял я огнестрельное оружие всего дважды, обошлось без жертв.

— Что бы вы хотели пожелать нашим читателям?

— Позитивного мышления и оптимизма. Будьте аккуратны и берегите себя!

Беседовала  Попович  Анна

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ