Музыка – универсальный язык, способный объединить на эмоциональном уровне совершенно разных людей, вдохновить и дать море энергии. Музыка, исполняемая оркестром – это всегда нечто магическое, завораживающее и тотальное. Всякий раз, погружаясь в гармоничную игру симфонического оркестра, задаешься вопросом: как им удается этого достичь?

Ответы не только на этот сакраментальный вопрос, но и многие другие – от созвучия оркестра до работы дирижера – дал нам народный артист Украины, заслуженный деятель искусств, лауреат множества премий Вячеслав Редя.

-Чем отличается сегодня профессия дирижера от этой же профессии лет сто назад?

— Даже в консервативной профессии дирижера всегда нужно находить новые подходы и новые вехи ее развития, особенно сегодня , в 21-м веке. Очень важно развивать технические решения реализации в той или иной музыке, открывать новый язык для передачи не только музыкальных образов, но и нюансов той или иной композиции. Композитор – генератор идеи. От исполнителя также зависит то, как зазвучит музыка, как ее услышат – это вторая роль в цепочке, дирижер – посредник между композитором, исполнителем (хотя он тоже является исполнителем) и публикой. Задача дирижера – как можно ближе и лучше донести идею композитора.

<strong>Вячеслав Редя: дирижер – посредник между композитором, исполнителем и публикой</strong>

-Что представляет из себя наш симфонический оркестр сегодня?

— В нашем симфоническом оркестре 80 музыкантов. Это полноценный симфонический оркестр. У нас есть хор струнных инструментов – скрипки, альты, виолончели, контрабасы; хор духовых деревянных инструментов – флейты, гобои, кларнеты, фаготы; хор медных духовых – валторны, трубы, тромбоны, туба; ударные инструменты, клавишные, щипковые (арфа). Однако никакая музыка не будет звучать, если не будет живых людей – музыкантов, которые озвучивают музыку. Математику музыки нужно оживить и сделать это красиво.

— Обычно говорят, что профессия дирижера, как и музыканта – это работа без выходных…

— По большому счету да – так и есть. До дирижеров были капельмейстеры, после дирижеры отстукивали ритм по полу специальной тростью-баттутой, что очень мешало работе оркестра и звучанию музыки. Жан-Батист Люлли (французский композитор, скрипач, танцор, дирижер, — авт.) пробил себе даже ногу такой палкой, у него случилась гангрена, от которой он умер. В то время дирижеры стояли лицом к публике – считалось неприличным от нее отворачиваться,  что значительно затрудняло работу музыкантов. Вагнер первым сделал вызов публике, повернувшись лицом к оркестру. Сначала это вызвало большое негодование у публики, но позже стало ясно, что музыка настолько усложнилась, что сегодня уже простым отбиванием метронома не продирижируешь.

-Чего в первую очередь дирижер должен добиться от музыкантов?

— На заре советской власти появились первые ансамбли персимфансы (первые симфонические ансамбли), которые решили работать упрощенно – без дирижеров. Однако долго это не продлилось, поскольку оркестр – такой механизм, который нужно кому-то собрать. Поверьте мне, даже если посадить вместе играть первых лауреатов международных конкурсов, которые блестяще владеют своими инструментами, то это не будет называться оркестром. Люди должны стать командой. Три слона, на которых стоит задача оркестра – играть чисто, вместе и с нюансами. Чисто вместе – это понятно, что же касается нюансов, то именно они эмоционально воздействуют на эмоции – это акценты, характер музыки, настроение.

<strong>Вячеслав Редя: дирижер – посредник между композитором, исполнителем и публикой</strong>

-Что не любят музыканты? Как с ними правильно работать?

— Они не любят, когда им навязывают образы. У каждого музыканта относительно той или иной композиции своя картинка и это хорошо и никто не любит ее менять. Если же, предлагая образ, ты попадаешь в десятку, что откликается в сердце большинства, то это срабатывает. Здесь должен быть талант приводить общий понятный всем и приятный образ. Все живые люди, все талантливые и все знают, как играть. И вот люди делятся на тех, кто знает и кто умеет, как и в социуме. Оркестр – это тоже маленький социум. И когда мне музыкант говорит «вот надо так», то я отвечаю «покажите». При этом нельзя никого обижать, быть человечным, но, тем не менее, стараться держать дисциплину и зажечь своей идеей.

-Какие бывают дирижеры? Соответcтвенно, какие они применяют методы работы?

-Есть дирижеры волюнтаристы, есть лояльные, есть разговорники и молчуны. К волюнтаристам можно отнести Малера, Караяна, Тосканини. Например, последний метал палочки и предметы в музыкантов, если плохо играли. Конечно, у каждого свои методы работать, но всегда следует во главу ставить художественные цели, как мне кажется. При этом задача дирижера быть немножко впереди. Например, дирижер должен приходить на репетицию всегда с какой-то продуманной концепцией, идеей и прочтением определенного произведения. Дирижер обязан быть чутким ко всем и предельно внимательным, впрочем, и от каждого музыканта требуется полная концентрация.

-Это технические особенности работы. А в художественном смысле, что дирижер должен музыке?

— Должен оживить произведение и сделать так, чтобы оно не исполнилось всего два раз – первый и последний. Дирижер и музыканты обязаны сделать так, чтобы произведение стало популярным – чтобы его хотелось играть снова и снова. Возможно, даже привнести в произведение что-то свое, если конечно композитор не возражает.

<strong>Вячеслав Редя: дирижер – посредник между композитором, исполнителем и публикой</strong>

-Какие композиторы сегодня современны?

— Современен ли, к примеру, Бах или Моцарт? Современен тот, кто звучит сегодня и будет звучать еще очень долго – в веках. Как говорится, вся великая музыка идет свыше и гениальным композитором дано воспринять и передать эту информацию.

-Но звучание той же классической музыки меняется со временем? Одни и те же ноты могут звучать по-разному  

— Естественно, что так, как играли в 18-м и 19-м веке – это сегодня звучать не будет. Эта музыка будет звучать по-другому: правила диктует современный ритм жизни, строй инструментов и так далее. И восприятие музыки сегодня тоже другое. В сущности живое исполнение одной и той же музыки неповторимо, даже если мы будем каждый день играть одно и то же, одним и тем же составом оркестра – оно будет звучать по-разному : в разной динамике, темпах и даже акцентах. И это нормально. Важно, чтобы музыка несла ту энергетику, за которой приходят люди.

Автор: Ева Миронова

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ